Ювенальные суды россии

protivkart.org

20 сентября 2016 года глава Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев выступил с утверждением, что в России необходимо создать ювенальные суды.

В конце 2016 года в России, сообщил Лебедев, состоится Всероссийское совещание судей, где будет поставлен вопрос о создании специальных ювенальных (детских) судов, рассматривающих дела с участием детей, дела по вопросам их воспитания, обеспечения этого воспитания, образования и социальной защищенности. Об этом сообщает портал Российского агентства правовой и судебной информации.

Ювенальным (детским) называется суд, который в пределах своей компетенции рассматривает уголовные, гражданские и административные дела, по которым одной из сторон является несовершеннолетний. К основным задачам ювенальных судов относятся защита детей и их реабилитация.

Под дружественным к ребенку правосудием подразумевается система гражданского, административного и уголовного судопроизводства, гарантирующая уважение прав ребенка и их эффективное обеспечение с учетом принципов, закрепленных в рекомендациях Совета Европы по правосудию в отношении детей, а также с учетом возраста, степени зрелости ребенка и понимания им обстоятельств дела.

Глава VI
Национальной стратегии действий в интересах детей РФ

Создание ювенальных судов в России грядет как результат «приведения законодательства РФ в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами с участием Российской Федерации и международными стандартами в области прав ребенка, а также с рекомендациями Совета Европы по правосудию в отношении детей». (Цитата из главы VI Национальной стратегии действий в интересах детей до 2017 года)

Глава Верховного суда РФ Лебедев не скрывает, что детские суды будут заниматься далеко не только делами несовершеннолетних правонарушителей, а всеми судебными делами, где стороной является ребенок. При этом Лебедев ссылается на якобы «всегда существовавшую практику отдельных судов для несовершеннолетних», присовокупляя, как это сейчас можно, даже советский опыт.

«Всегда это было. Я думаю, что суды рассматривают не только уголовные дела в отношении несовершеннолетних, но более широкий круг вопросов, которые касаются их воспитания и обеспечение этого воспитания, образования и социальной защищенности. Конечно, специализация должна быть»,— лжет Лебедев.

Но давайте не будем поддаваться этим технологиям нейролингвистического программирования НЛП. Дружественное к ребенку правосудие — это ювенальная юстиция. Термин был введен Национальной стратегией действий в интересах детей на 2012-2017 годы, написанной в соответствии со Стратегией Совета Европы по защите прав ребенка на период до 2015 года. Ряд базовых положений Стратегия легли в основу российской Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы.

А Стратегия Совета Европы, также как и Заключительные замечания Комитета ООН по правам ребенка к третьему периодическому докладу Российской Федерации в части соблюдения норм отправления правосудия в отношении несовершеннолетних требуют создания в России отдельной — ювенальной — системы судопроизводства.

Скандально известный Фонд поддержки детей в трудной жизненной ситуации уже раздал гранты в регионы на реализацию пилотных проектов по внедрению «дружественного детям правосудия». Причем основной акцент проектов Фонда в этом направлении — привлечения социальных служб к работе органов ювенального правосудия.

В России, несмотря на отсутствие соответствующего федерального и регионального законодательства, в нескольких регионах в пилотном варианте уже функционируют ювенальные суды. А баталии между лоббистами ювенальных судов и их противниками длятся уже десятилетия.

Однако сроки реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на период с 2012 по 2015 гг стремительно истекают: у порога 2017 год и новая Стратегия Совета Европы по защите прав детей — с 2017 до 2021 года. Видимо, поэтому столь уверенный тон главы Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева говорит о том, что вариантов решения с учетом национальных интересов России Верховный суд предоставлять российскому обществу не намерен.

Ювенальные суды россии

Еще больше интересного ищите на ria.ru

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
  • Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

    В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.
  • Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

    В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

    В России создаются ювенальные суды

    Мирись, мирись, мирись и больше не дерись. В России создаются ювенальные суды

    В городе Юрьевце Ивановской области несовершеннолетних преступников теперь стараются не отправлять за решетку. Речь, конечно, идет не о тяжких преступлениях, а о так называемой «бытовухе» — мелком хулиганстве, мелких кражах и прочих «шалостях» молодых людей, которые не повлекли за собой тяжких последствий для жизни и здоровья потерпевших. Специально созданная примирительная комиссия приглашает на заседание самого малолетнего преступника, его законных представителей и потерпевшего. Все вместе и решают, какие обязательства может взять на себя преступивший закон ребенок, чтобы загладить свою вину. Суд учитывает раскаяние правонарушителя и определяет наказание с учетом рекомендаций примирительной комиссии.

    Взрослый и ребенок — две большие разницы

    Впервые словосочетание «ювенальная юстиция» в России прозвучало в сентябре 1995 года, когда Указ президента РФ утвердил «Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (Национальный план действий в интересах детей)». Этот документ предусматривал создание «системы ювенальной юстиции, специальных составов судов по делам семьи и несовершеннолетних». И если раньше на вопрос, должен ли малолетний преступник, которому нет еще 16 лет, обязательно сидеть в тюрьме, в большинстве случаев наша судебная система давала положительный ответ, то теперь она обязана была с каждым случаем разбираться индивидуально, учитывать не только тяжесть проступка, но и особенности личности малолетнего правонарушителя, его семейное окружении и еще массу других обстоятельств. У малолетних преступников появился реальный шанс начать жизнь с нуля. А решать судьбу малолетнего правонарушителя отныне был обязан особый судья.

    Главное — четко было сказано: никакие меры принуждения, устрашения или наказания не предотвратят рецидив, если не проводить с каждым оступившимся подростком индивидуальную работу. Несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и осужденный имеют право на помощь и уважение человеческого достоинства и прав личности, наказание несовершеннолетнего не должно быть карой, местью, оно должно способствовать исправлению.

    Как это происходит

    Первый ювенальный суд открылся 25 марта 2004 года в г.Таганроге Ростовской области. Под него отвели отдельное здание, где кроме кабинетов судей и работников аппарата судьи есть помещения для работы психолога, проведения примирительных процедур, приема несовершеннолетних и кабинет помощника судьи с функциями социального работника. Два зала судебных заседаний не имеют «решеток», вместо скамей там установлены мягкие стулья, а участники процессу сидят за одним полуовальным столом перед судьей. Процесс проходит в закрытом режиме, без участия публики и СМИ.
    Все сделано в соответствии с международными требованиями.

    Это, конечно, идеальный вариант. Но, скажем, в Ивановской области ювенальные суды делят здание с обычными муниципальными судами. Правда, в суд для несовершеннолетних ведет отдельная дверь, а на заседания не допускаются зеваки и представители СМИ. В самом зале судебных заседаний нет «клетки» для подсудимых, скамейки заменены на мягкие стулья, на окнах — цветы.

    В общем, считают психологи, в таком интерьере у подростка не возникает страх, напряжение и подавленное состояние. Еще одно новшество — в судебных заседаниях обязательно участвует помощник судьи с функциями социального работника. Он готовит доклад о личности несовершеннолетнего. Естественно, предварительно он беседует и с самим правонарушителем, и с его друзьями, родными, обследует его жилищные условия, вместе с психологом изучает обстановку в семье и в школе, беседует с учителями. По его рекомендации к участию в судебном процессе стали привлекаться социальные службы, которым суд стал поручать проведение индивидуальной программы реабилитации подростка и оказание его семье необходимой социальной помощи.
    Скажем, суд установил, что семья неблагополучная, родителям на своего ребенка наплевать, они его бьют.

    В этом случае суд может вынести частное определение в адрес родителей и поручить соответствующим службам проконтролировать выполнение решения суда. Если же семья благополучная, подросток осознал свою вину, и он, и родители тяжело переживают случившееся, родители готовы помочь ребенку исправиться, то несовершеннолетний может быть передан под надзор семьи. Кроме того, суд может обязать несовершеннолетнего правонарушителя пройти курс психологической коррекции в предназначенных для этого центрах.

    Озаботились суды и контролем за исполнением своих решений и определений. Ведь часто преступившего закон подростка не берут ни на работу, ни на учебу. В подобных случаях суды поручают комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав принять соответствующие меры и уведомить суд о предпринятых шагах.

    Если же подросток приговаривается к отбыванию наказания в колонии, то вместе с ним по этапу отправляется «Карта социального сопровождения несовершеннолетнего правонарушителя», в которой даются рекомендации психолога по исправлению подростка с учетом особенностей его личности.
    И, наконец, в судебную практику вошли примирительные процедуры. Особенно активно их стали использовать в Ивановской области. Проводятся они с обоюдного согласия потерпевшего и самого правонарушителя. Это способствует обоснованному прекращению дела за примирением сторон и в то же время обязанности, добровольно взятые на себя несовершеннолетним правонарушителем, могут быть возложены на него судом.

    У подростка таким образом формируется ответственное отношение к своим поступкам. В Ростовской области в такой процедуре обязательно участвует психолог. Он тестирует подростка и потерпевшего, беседует с родителями. Были случаи, когда после этого стороны не только приходили к компромиссу с учетом интересов ребенка, но и прекращали судебную тяжбу. В любом случае по итогам процедуры обязательно составляется примирительное соглашение, в котором перечислены принятые подсудимым определенные обязательства по восстановлению нарушенных прав потерпевшего и способствующие исправлению подсудимого. Оно направляется для сведения в суд, его обсуждают в судебном заседании и учитывают при вынесении окончательного судебного решения. Контролирует исполнение принятых на примирительной процедуре обязанностей комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав. После провозглашения судебного решения каждому условно осужденному или освобожденному от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия несовершеннолетнему вручается памятка, в которой изложены условия отбывания наказания, обстоятельства, влекущие отмену условного наказания и мер воспитательного воздействия.

    Когда приговор вступает в законную силу, копия карты социального сопровождения направляется в уголовно-исполнительную инспекцию и в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, что способствует эффективности проводимой с подростком воспитательной работы.

    Кстати, в ведении ювенального судьи находятся и уголовные дела, по которым несовершеннолетние являются потерпевшими. А психолог и помощник судьи с функциями социального работника помогает помимо всего прочего и мировым судьям, когда, скажем, рассматривается дело о разводе.

    Ювенальная юстиция обратила внимание и на отбывших наказание или условно-досрочно освобожденных подростков. На работу и учебу их часто никто не берет, а жить они вынуждены в таком окружении, что лучше бы им на волю век не выходить. Сегодня им рассчитывать практически не на что. Помочь им могут разве что сердобольные люди. Органы внутренних дел по месту жительства обязаны лишь контролировать поведение, но социальная помощь идет по другому ведомству. Не занимаются подобными делами и уголовно-исполнительные инспекции. Вышедшие на свободу подростки оказываются один на один со своими проблемами. Так почему бы не обязать уголовно-исполнительные инспекции помогать условно-досрочно освобожденным из мест лишения свободы? Инспекции контролируют исполнение таких наказаний, как обязательные работы, у них налажено взаимодействие с муниципалитетами. На основании договоров с муниципальными службами они могли бы еще помогать освобожденным из мест лишения свободы в решении бытовых вопросов, трудоустройстве и т.п. Кроме того, таким образом можно было бы предупредить повторные преступления среди подростков. Но чтобы уголовно-исполнительные инспекции могли взять на себя дополнительные функции, должно быть соответствующее финансирование.

    Пока что в той или иной мере ювенальные технологии используются примерно в 30 субъектах Российской Федерации. Самый же большой опыт по их применению накоплен в Ивановской и Ростовской областях.

    С кого берем пример?

    Гуманное отношение к малолетним преступникам получило распространение в конце позапрошлого века. Именно в то время нарушение уголовного закона стало рассматриваться не как преступление, требующее наказания, а как отклонение, вызванное сложившимися социальными обстоятельствами и требующее реабилитации, а не тюремного заключения. Было введено новое понятие «правонарушитель». Лица с отклоняющимся поведением и стали объектом пристального внимания ювенальной юстиции.

    В одних странах ювенальная юстиция рассматривает уголовные правонарушения несовершеннолетних. В других — предусматривается отдельное гражданское судопроизводство, в основном, по делам, вытекающим из семейных отношений (бракоразводные процессы, лишение родительских прав. Есть модели ювенальной юстиции, в которых предусматривается комплексная юрисдикция: специализированный суд рассматривает гражданские и уголовные дела, по которым одной из сторон является несовершеннолетний (причем это могут быть уголовные дела как о преступлениях несовершеннолетних, так и о преступлениях, по которым несовершеннолетние являются жертвами). Пока трудно сказать, какую именно модель избрала для себя наша страна. Ясно лишь, что охотнее всего ювенальные технологии распространены именно в сфере уголовного судопроизводства.

    Ювенальная юстиция в Российской Федерации

    Ювенальная юстиция в России — создававшаяся (до 2010 года включительно) в России специализированная судебно-правовая система защиты прав несовершеннолетних [1] .

    Планировалось, что данная система должна быть представлена как государственными органами, осуществляющими правосудие по делам о правонарушениях, совершённых несовершеннолетними [2] , так и государственными и негосударственными структурами, проводящими контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав несовершеннолетних [3] .

    В России работа над реализацией ювенальной юстиции проводится в рамках Европейской социальной хартии, закрепляющей ряд социальных прав человека, а также на основе ратифицированной Конвенции о правах ребёнка и её положений, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних [4] .

    Содержание

    Российская империя

    Особый статус несовершеннолетнего преступника находит закрепление в самых ранних российских нормативных актах. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года уголовная ответственность была ограничена возрастом семи лет.

    5 декабря 1866 года Александром II был утверждён Закон «Об учреждении приютов и колоний для нравственного исправления несовершеннолетних преступников», которым устанавливались особые правила содержания несовершеннолетних преступников, в том числе установлено раздельное содержание лиц мужского и женского пола.

    Следующим этапом развития особых правил правосудия по делам несовершеннолетних стало изменение 2 Июня 1897 года Николаем II действовавшего Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в части ответственности и наказания несовершеннолетних.

    В Уголовном уложении 1903 года возраст наступления уголовной ответственности определён в десять лет, а одним из оснований освобождения от уголовной ответственность признана неспособность несовершеннолетнего «понимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками». Регламентирован порядок отбывания несовершеннолетними наказания, а для малолетних преступников предусматривалась возможность отбывания наказания послушником в монастыре.

    В России первый детский суд просуществовал с 1910 до 1918 года, однако после октябрьской революции был упразднён и не получил дальнейшего развития.

    Советский Союз

    14 января 1918 года Советом народных комиссаров принят Декрет о комиссиях для несовершеннолетних, в соответствии с которым упразднялись суды и тюремное заключения для малолетних [5] , а дела о несовершеннолетних до 17 лет стали передаваться в комиссии для несовершеннолетних.

    Российская Федерация

    Принципы ювенальной юстиции в России впервые были законодательно закреплены в 1995 году Указом Президента РФ Б.Н. Ельцина № 942 от 14.09.1995, утвердившего «Национальный план действий в интересах детей», в соответствии с которым в числе мер по укреплению правовой защиты детства предусмотрено создание системы ювенальной юстиции.

    В 1998 году принят Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации», в котором введено понятие «дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации», к которым, в частности, были отнесены [6] : дети, проживающие в малоимущих семьях; дети с отклонениями в поведении, а также дети, жизнедеятельность которых объективно нарушена в результате сложившихся обстоятельств и которые не могут преодолеть данные обстоятельства самостоятельно или с помощью семьи.

    Поворотным моментом в формировании системы ювенального правосудия в России стало постановление Пленума Верховного суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», в котором судам рекомендуется применять к несовершеннолетним положения 76 статьи уголовного кодекса Российской Федерации, которая предусматривает «освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим» [4] .

    Принятая в 2008 году глава 22 Семейного кодекса РФ, предусматривает изъятие из семей детей, «находящиеся в трудной жизненной ситуации», признавая их оставшимися без попечения родителей, с последующим их помещением в специальные учреждения для устройства в новые семьи [7] .

    Статья 156 уголовного кодекса Российской Федерации «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» [8] привлекает граждан к уголовной ответственности (до трёх лет лишения свободы) за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, сопряженное с жестоким обращением с ним, фактически запрещающее практику домашних наказаний [6] .

    В 2009 году введены новые должности уполномоченных по правам ребёнка при Президенте, губернаторов субъектов РФ [9] .

    В 2010 году во втором чтении в Госдуме отклонён проект федерального конституционного закона №38948-3«О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ» (в части создания ювенальных судов) [10] .

    В феврале 2011 года утверждено Постановление [11] пленума Верховного суда РФ от 1 февраля 2011 года № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», в котором, в частности, разъяснены особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, приведён перечень международных актов, которые должны учитываться судами при рассмотрении подобного рода дел [12] . С позиции ювенальной юстиции большое значение придаётся [13] п. 44 настоящего Постановления, в соответствии с которым «судам следует повышать воспитательное значение судебных процессов по делам о преступлениях несовершеннолетних, уделяя особое внимание их профилактическому воздействию: по каждому делу устанавливать причины и условия, способствовавшие совершению несовершеннолетними преступления, не оставлять без реагирования установленные в судебном заседании недостатки и упущения в работе комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, учебных заведений и общественных организаций, выносить частные определения (постановления) с указанием конкретных обстоятельств».

    Отдельные законопроекты предполагают не сводить идею ювенальной юстиции только к созданию уголовных судов для несовершеннолетних, а имеют целью решать более широкие задачи [14] :

    • создание ювенальных гражданских судов, особой системы исполнения наказания в отношении несовершеннолетних
    • решение социальных вопросов, связанных с несовершеннолетними, лишёнными родительского попечения, в том числе и в случаях лишения родителей родительских прав
    • В некоторых случаях предусматривается расширение полномочий социальных служб, которые по существу уполномочиваются контролировать родителей и исполнение ими родительских обязанностей, в том числе и по обращениям самих детей.

      Отдельными проектами предполагается охватить медицинские вопросы [15] , в частности: сексуальное просвещение детей, планирование семьи.

      Предпосылки для судебно-правовой реформы

      Судья Ростовского областного суда Воронова Е. Л. отмечает [16] , что существующая в России система органов профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав, не даёт желаемых результатов, поскольку за последние годы:

    • ослабли устои семьи;
    • снизилась ответственность родителей за воспитание и образование детей;
    • увеличилось число родителей жестоко обращающихся с детьми и не выполняющих свои обязанности по заботе о детях и их воспитании;
    • снизились воспитательные функции школы;
    • плохо налажен учёт детей, оставшихся без попечения родителей;
    • национальным бедствием стало употребление молодёжью наркотиков, алкоголя, пива;
    • неудовлетворительно ведётся работа с несовершеннолетними, употребляющими вредные вещества;
    • растёт количество детей, совершивших общественно опасные деяния до достижения возраста уголовной ответственности.
    • Комиссии по делам несовершеннолетних

      В настоящее время в России функционируют созданные в советское время комиссии по делам несовершеннолетних [17] , деятельность которых основана на действующих федеральных законах, основным из которых является «Федеральный закон об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 9 июня 1999 года [18] .

      Российская система комиссий по делам несовершеннолетних несколько отличается от западной, где в ряде стран (Германия, США, Бельгия, ЮАР, Индия и др.) созданы отдельные судебные органы по делам несовершеннолетних [19] .

      Считается [20] , что комиссии по делам несовершеннолетних являются ключевым звеном ювенальной юстиции: «локомотивом» ювенальных технологий.

      Позиции по вопросу формирования в России системы ювенальной юстиции

      В литературе встречаются следующие различные позиции по вопросу внедрения в России ювенальной юстиции:

      1. Внедрять в таком виде, как она представлена на Западе. Вместе с тем «предлагается немедленно отказаться от существующей системы исполнения наказаний несовершеннолетних, разрушить её до основания, а затем строить совершенно новую правовую конструкцию» [21][22][23] [неавторитетный источник?] .
      2. Внедрять постепенно с учётом российской действительности. Поскольку перспектива простого заимствования системы ювенальной юстиции западной модели неоправданна, необходим поиск синтеза методов ресоциализации, оказавшихся эффективными в российских условиях и подходов, характерных для европейской системы восстановительного правосудия [24][25] .
      3. Отказаться от внедрения ювенальной юстиции, поскольку она является избыточной системой мер. Органы опеки, суды и другие структуры, действующие на территории России со времен СССР, вполне эффективны для разрешения конфликтов с участием несовершеннолетних и без системы ювенальной юстиции [9] . Необходимо приложить усилия для совершенствования существующей системы детских исправительных учреждений [26][27] или «создать совершенно другую систему» [28] .

      Правовая база

      • Областной закон Ростовской области от 26 декабря 2005 г. № 425-ЗС «О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав в Ростовской области» [29] .
      • Регламент межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия, организации работы с неблагополучными семьями [30] .
      • Ювенальные технологии

        В 2008 году Верховным судом Российской Федерации в правовой оборот введён [31] новый термин «ювенальные технологии», под которым понимается [32] [33] [34] комплекс мер, нацеленных на реализацию и защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом, и содействующих раскрытию их индивидуального потенциала для свободного развития в обществе и самостоятельного отказа от асоциального поведения.

        Ювенальные суды

        В настоящее время в России ведётся работа по созданию ювенальных судов, которые, как считается, в пределах своей компетенции будут рассматривать уголовные, гражданские и административные дела, по которым одной из сторон является несовершеннолетний [29]

        Наказывать нельзя воспитывать

        Первым регионом, где дилемму, быть или не быть подростковому суду, решили положительно, стала Ростовская область. В 2001 году на Дону стартовал проект «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних». Два года спустя в Ростовском областном суде появился специальный судебный состав по делам несовершеннолетних в судебной коллегии по уголовным делам, который не только рассматривает дела о подростковых правонарушениях в кассационном порядке, но и обеспечивает методической помощью своих коллег из районных и городских судов области. А прошлой весной в Таганроге был открыт первый в России ювенальный суд. Хотя официально из-за отсутствия в России закона о ювенальной юстиции он носит название специального судебного состава по делам несовершеннолетних таганрогского городского суда. При его создании за основу был взят ювенальный суд канадского Квебека. Двое судей, специализирующихся на уголовных и гражданских делах, социальный работник, социальный педагог и психолог работают в отдельном здании. В залах судебных заседаний нет железных «клеток», судьи не надевают мантий и для обеспечения конфиденциальности во время слушания дел сюда не пускают никого из посторонних.

        С момента открытия там было рассмотрено больше 100 уголовных дел в отношении несовершеннолетних. К реальному лишению свободы приговорено только 10 человек, 69 подростков получили условную меру наказания, 14 несовершеннолетних правонарушителей были направлены на исправительные работы, а к 19 по решению суда применили принудительные меры воспитательного воздействия.

        Виталий Быкин, судья специального судебного состава по делам несовершеннолетних Таганрогского городского суда:

        — Задача ювенальной юстиции — максимально уменьшить наказание, связанное с лишением свободы. Недавно в российских тюрьмах проводили исследование, чтобы узнать, сколько времени взрослый человек должен просидеть в тюрьме, чтобы осознать свою вину. Подсчитали, что трех лет достаточно. После этого угрызения совести переходят в злость и ненависть, исчезают социальные навыки и наказание теряет смысл. Значит, подростку нужно еще меньше времени, чтобы раскаяться. Существует мнение, что преступников нельзя делить на несовершеннолетних и взрослых, дескать, всех надо мерить одной меркой. Но ведь в медицине есть понятие детской педиатрии. Почему в таком случае не должно быть ювенальной юстиции? Суды общей юрисдикции, как правило, загружены до предела. Там дела проходят непрерывным потоком, нет возможности досконально изучать личность несовершеннолетнего правонарушителя, условия его жизни и воспитания, чтобы принять решение о наказании с учетом возрастных и психологических особенностей. Такая форма работы недопустима, когда речь идет о подростках. Здесь важен не только сам факт совершения правонарушения, но и причины, которые толкнули несовершеннолетнего на эту скользкую дорожку. Ему 15 лет, а он только три класса окончил. Разве можно в таких случаях рубить с плеча? Конечно, сделать это легче всего, гораздо труднее вырвать его из этой среды и дать шанс стать нормальным человеком.

        По словам Быкина, львиная доля дел, проходящих через специальный судебный состав, — это кражи и грабежи. В восьмидесяти процентах случаев подростки воруют или отнимают сотовые телефоны. Если кражи и грабежи совершают подростки из неблагополучных семей, то на сбыте наркотиков попадаются в основном дети обеспеченных родителей.

        — Мальчик хорошо учился, играл в КВН и, представьте себе, при этом продавал в школе наркотики. В таких случаях родители обычно приводят в суд толпу защитников, начинают убеждать, что их ребенок не мог такого сделать. Здесь уже бесполезно выяснять, что заставило его заняться этим делом. Нужно думать о тех, кто брал с него пример, и сразу показать им, какое суровое наказание ждет таких, как он. Тем более что число правонарушений, связанных со сбытом наркотиков несовершеннолетними, в этом году увеличилось.

        Такая же тенденция наметилась и в отношении тяжких преступлений.

        — Очень много случаев, когда более взрослые парни просто «берут «желторотиков» на слабо». Те, чтобы не осрамиться, готовы на что угодно — такова уж подростковая психология. Вот и попадают в беду, — говорит Быкин. — А бывает, посмотришь пацаненку в глаза, а у него взгляд — волчий. Этот уже усвоил другие правила жизни, ничего сделать нельзя. Но и в том, и в другом случае должна работать ювенальная юстиция.

        Данил Корецкий, доктор юридических наук, профессор, полковник милиции:

        — В России на данный момент не существует ювенальной юстиции вследствие того, что она не предусмотрена ни уголовным, ни уголовно-процессуальным законодательством. Хотя эксперименты со специализированным правосудием в отношении несовершеннолетних, которые проводятся в Ростовской области, называют именно так. Но специализация подобного рода была всегда: в 1972 году я работал следователем прокуратуры, расследуя все дела несовершеннолетних, в районном суде имелся специализированный судья, к процессу привлекались педагоги, но ювенальной юстицией это не называлось, а несовершеннолетние преступники получали достаточно суровые меры наказания. А все сегодняшние разговоры о ювенальной юстиции сводятся к бесконечной «гуманизации» наказания, по существу, к безнаказанности преступников.

        Ведь что такое ювенальная юстиция? На Западе, с которого мы стараемся брать пример, это вовсе не всепрощение. Да, когда 14-15-летний подросток украдет банку кока-колы, действительно начинает работать так называемое восстановительное правосудие: на несовершеннолетнего не надевают наручники, с ним работают психолог и социолог. Но когда в США 16-летний подросток совершил убийство, было принято решение судить его, как взрослого. В результате убийцу приговорили к смертной казни. Затем были многолетние апелляции, их неспешное рассмотрение, потом ходатайства о помиловании. Когда под решением об исполнении наказания поставили последнюю подпись, преступнику уже исполнилось 29 лет. За это время он вроде бы перевоспитался, всячески помогал администрации тюрьмы, молился Богу. Но убитая им семья не воскресла. Америка разделилась на два лагеря: одни считали, что приговор надо привести в исполнение, другие протестовали против этого. В итоге его казнили. Я не берусь судить, правильно это или нет, но то, что этот случай свидетельствует о могуществе государственной правоохранительной машины и о неотвратимости наказания, — это бесспорно.

        Мы же пытаемся играть в гуманность, не видя или не желая видеть, по отношению к кому мы проявляем эту гуманность. Специалисты знают, что несовершеннолетние отличаются немотивированной жестокостью, они насаждают в своей среде «законы» преступного мира куда более рьяно, чем взрослые.

        В России мальчик, укравший банку кока-колы, никогда не попадет в поле зрения юстиции. Потому что показатели преступности среди несовершеннолетних в нашей стране еще более значимы, чем показатели общей преступности. И та проблема, с которой безуспешно борются поколения министров внутренних дел, а именно укрывательство преступлений, она еще более очевидна, когда речь идет о подростках. У нас под суд попадают, как правило, «отпетые». 60 процентов воспитанников «детских» колоний совершили тяжкие и особо тяжкие преступления. Получается, что именно к ним мы проявляем гуманность. Так что проблема вовсе не в том, что сурово наказывают невинных, а в том, что безнаказанными остаются виновные. Подростки воспринимают это как поощрение и творят все, что хотят.

        В 2003 году вышло очередное послабление для этого контингента. В результате за два года преступность среди несовершеннолетних возросла на 20 процентов.

        Я не против ювенального суда, если он будет настоящим. Если 15-летнего убийцу по решению ювенального суда будут судить как взрослого. Потому что когда речь идет о наказании преступника, мы должны ориентироваться не на него самого, не на его родственников, не на перевернутые с ног на голову представления о «гуманности», а только на потерпевшего, его близких, других законопослушных граждан, которые могут стать жертвами в любой момент. И не надо оглядываться на Европу. Вряд ли кто-то из европейцев поймет, что такое коммунальная квартира, отключение горячей воды летом или почему минимальный размер оплаты труда меньше прожиточного минимума в четыре раза и этот минимум обеспечивает только жалкое существование, а не нормальную жизнь. Зачем же мы пытаемся делать то, что делают они, если еще не доросли до этого? Преступность растет, а мы ослабляем борьбу с ней. Выйдите вечерком, походите по улице и все поймете. Говорят, ювенальная юстиция избавляет от рецидивов? Не знаю, откуда такие данные. Ведь чтобы отследить такую тенденцию, нужно лет пять-семь!

        Первые шаги ювенальной юстиции в России

        Существует ли в России ювенальная юстиция? Вопрос, казалось бы, простой. Однако однозначной позиции при ответе на него нет даже среди сторонников ювенальной юстиции. Их утверждения разнятся до противоположностей: от категоричного «никакой ювенальной юстиции в России нет» до не менее категоричного «что значит “вводить ли” ювенальную юстицию в России? Ничего “вводить” не надо. У нас она УЖЕ есть». Таким образом, вопрос становится нетривиальным. Для ответа на него проанализируем опыт последних лет с тем, чтобы понять, что конкретно сделано де-факто для внедрения ювенальной юстиции в России.

        Впервые термин «ювенальная юстиция» был введен в правовой оборот в России в сентябре 1995 г. в документе «Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (Национальный план действий в интересах детей)», утвержденном Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г. № 942. В нем было предусмотрено создание системы ювенальной юстиции, специальных составов судов по делам семьи и несовершеннолетних, создание правовой базы по профилактике безнадзорности и правонарушений подростков.

        В 1998 г. в России началось становление института уполномоченных по правам ребенка. В рамках проекта Детского Фонда ООН (ЮНИСЕФ) и Министерства труда и социального развития РФ должности уполномоченных по правам ребенка были введены в Волгоградской, Калужской, Новгородской областях, городах Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

        В 2005 г. между детскими уполномоченными (омбудсменами) было подписано соглашение о взаимном сотрудничестве в интересах детей и создана Ассоциация уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ. Институт уполномоченных по правам ребенка активно развивается на уровне муниципальных образований, а также в образовательных учреждениях многих регионов.

        1 сентября 2009 г. Президент Д. Медведев подписал Указ «Об Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка». Первым эту должность занял А. Головань, 30 декабря 2009 г. федеральным детским омбудсменом стал П. Астахов. Региональные уполномоченные по правам ребенка созданы практически во всех субъектах федерации.

        В декабре 2011 г. в рамках совершенствования законодательства об уполномоченном по правам ребенка произошло расширение прав омбудсмена в сфере получения сведений о детях-сиротах из баз данных. Кроме того, закон установил административную ответственность за воспрепятствование деятельности уполномоченного. В соответствии с новыми правилами, содержащиеся под стражей несовершеннолетние смогут обращаться к уполномоченному напрямую. Омбудсмен, в свою очередь, получает право беспрепятственно посещать учреждения и органы исполнения наказания, осуществлять общественный контроль учреждений системы исполнения наказаний, если в них содержатся несовершеннолетние или беременные женщины.

        Активная деятельность по введению в России механизмов ювенальной юстиции началась в 2000 г.

        Стали развивать пилотные проекты создания ювенальных судов в ряде регионов России. Одной из первых экспериментальных площадок стала Ростовская область в ходе реализации в 2001–2003 гг. проекта Программы Развития ООН в Российской Федерации (ПРООН) «Поддержка правосудия по делам несовершеннолетних».

        К 2011 г. в Российской Федерации элементы ювенальных технологий в своей работе используют суды общей юрисдикции Ростовской, Иркутской, Ленинградской, Брянской, Липецкой, Камчатской, Владимирской, Ивановской, Саратовской, Оренбургской, Волгоградской, Московской областей, Еврейской автономной области, Пермского края, республик Хакасия и Карелия, городов Санкт-Петербурга и Москвы. Судьи здесь рассматривают материалы в соответствии с Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», а также с учетом рекомендаций, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». В регионах, где суды с «ювенальным составом» не образованы, уголовные дела о преступлениях несовершеннолетних рассматривают председатели или заместители председателей районных (городских) судов, наиболее опытные судьи, имеющие большой стаж работы и жизненный опыт. Связано это с незначительным количеством уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних. Тем не менее следует постоянно совершенствовать профессиональную квалификацию судей, рассматривающих данную категорию дел, повышать личную ответственность за выполнение требований законности, обоснованности, справедливости и мотивированности судебного решения.

        Объяснение народных выступлений против введения ювенальной юстиции связано с тем, что ситуация видится как наделение органов, осуществляющих защиту прав и интересов ребенка, чрезмерно широкими полномочиями, позволяющими под различными предлогами вмешиваться во внутренние дела семьи, проводить изъятие ребенка из семьи без учета интересов родителей, а также возможность через сращивание с ювенальной судебной системой поставить этот процесс на поток, решая на самом деле совсем иные задачи. Вмешательство органов по защите прав и интересов несовершеннолетних, наделенных, как не безосновательно считает общественность, чрезмерными полномочиями, в дела по воспитанию ребенка в семье и в дальнейшую социализацию никакого ожидаемого положительного эффекта не принесет, но может способствовать формированию извращенного сознания несовершеннолетнего и развития иных непрогнозируемых социально-правовых последствий.

        До сих пор термины «ювенальные технологии», «ювенальная юстиция», «отдельные элементы ювенальных технологий», «ювенальные суды» являются искусственными и не имеют ясного и единообразного содержания, что порождает бессодержательные дискуссии о необходимости их применения и вносит путаницу в судебную практику.

        В Москве и Московской области развитие институтов ювенальной юстиции получило широкое развитие посредством реализации социальных пилотных проектов различной направленности. В 2006 г. на территории Юго-Западного округа Москвы стартовали несколько пилотных проектов, реализуемых Российским благотворительным фондом «Нет алкоголизму и наркомании» («НАН»), в партнерстве с Префектурой ЮЗАО, Гагаринским, Черемушкинским и Зюзинским межрайонными судами, Управлением социальной защиты ЮЗАО и Уголовно-исполнительной инспекцией № 6.

        Проекты имеют наименования: «Отработка модели ключевого элемента ювенальных технологий – службы социального сопровождения несовершеннолетних в судах на территории ЮЗАО г. Москвы» и «Создание модели института пробации для несовершеннолетних правонарушителей на территории ЮЗАО г. Москвы». Целью первого проекта является отработка модели социального сопровождения несовершеннолетних, совершивших правонарушение, на стадии предсудебных процедур и судебного разбирательства для более полного анализа причин правонарушения, совершенного несовершеннолетним. Мероприятия направлены на выработку судебного решения, устраняющего причины асоциального поведения несовершеннолетнего, его социализацию и реабилитацию.

        Цель второго проекта – формирование модели пробации как комплекса социально-правовых технологий, обеспечивающих практическое взаимодействие государственных структур, призванных заниматься условно осужденными несовершеннолетними, и, с другой стороны, создание лечебно-реабилитационных и социально-психологических государственных и негосударственных ювенальных служб в целях создания условий ресоциализации и снижения уровня рецидивной преступности среди условно осужденных несовершеннолетних. В Саратовской области целью проекта является ознакомление работников судебной системы, правоохранительных органов и органов и учреждений системы профилактики с международно-правовыми стандартами в данной области, а также образование Межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в Саратовской области. Ее назначение – осуществлять ежемесячный сбор информации от муниципальных комиссий и ведомств, входящих в систему органов профилактики и проводить проверки в соответствии с направлением деятельности.

        В Санкт-Петербурге при поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), Программы развития ООН в РФ (ПРООН), Программы поддержки правительства Франции и Швеции идет создание элементов ювенальной юстиции в рамках проекта «Поддержка осуществления правосудия в отношении несовершеннолетних». Предполагается, что реформирование системы правосудия будет осуществляться по французской модели, в которой судья является важнейшим звеном профилактической работы с подростком. Причем судья занимается не только правонарушителями, но и детьми, попавшими в социально опасные ситуации еще до совершения противоправного деяния.

        Большая часть всей работы судьи проходит не в зале суда, а в кабинете.

        Именно там судья пытается наладить контакт с ребенком, а потом совместно с ним ищет пути выхода из сложившейся ситуации, прибегая к помощи различных социальных служб. К формальной судебной процедуре судья прибегает исключительно редко – только в самых крайних случаях, когда все иные возможности помочь исчерпаны. Предполагается, что результатом проекта станет разработка необходимого инструментария для организации социальной работы с несовершеннолетними в ходе досудебного разбирательства.

        Ставропольский край в вопросах воплощения отдельных институтов ювенальной юстиции пошел по пути создания системы реабилитационного пространства, восстановления и сохранения безопасной среды на уровне местного сообщества посредством привлечения молодежи, проживающей в микрорайоне, к социально полезной деятельности в рамках проекта «Остров безопасности». Проект реализуется Ставропольским региональным отделением российского благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании».

        В этом направлении были также сделаны шаги по усовершенствованию работы организаций и учреждений, занимающихся решением проблем детей и молодежи группы риска, для чего в рамках проекта «Седьмой континент» в Южном федеральном округе был создан общественно-государственный Центр ювенальных технологий «Дети Юга», осуществляющий подготовку национальных кадров для работы с данной целевой группой.

        В Брянской области стартовал региональный проект «Изучение и внедрение инновационных моделей ювенальных технологий с молодежью группы риска (МГР)». Базой для него стала лаборатория ювенальных технологий в Брянском филиале Московского психолого-социального института. Проект также реализуется Брянским региональным отделением Всероссийского фонда «Нет алкоголизму и наркомании». Целью проекта является организация и проведение коллективных исследований ювенальных технологий, подготовка аналитической информации, изучение международного опыта, проведение семинаров и круглых столов со специалистами, а также разработка рекомендаций для организаций и служб, участвующих в работе с несовершеннолетними из групп риска.

        Развитие институтов ювенальной юстиции в Волгоградской области основывается на том, что дети в семейных воспитательных группах накапливают позитивный социальный опыт, восполняют недостающий опыт семейной жизни с образцами построения конструктивных семейных взаимоотношений. Взрослые реализуют свой воспитательный потенциал, расширяя круг необходимых знаний и умений. Проект Волгоградской области опирается на системный подход к организации и сопровождению деятельности семейных воспитательных групп, взаимодействие специалистов по работе с семьей, органов опеки, здравоохранения и иных структур. Таким образом, проект Администрации Волгоградской области «Организация семейных воспитательных групп» преследует цель сформировать у детей и взрослых психологические механизмы адаптации и интеграции в области семейно-ролевых отношений.

        Одновременно Волгоградский областной суд в партнерстве с Администрацией Волгоградской области, Управлением судебного департамента при Верховном суде РФ в Волгоградской области выступил с инициативным проектом «Введение элементов ювенальной юстиции в судах Волгоградской области», направленным на распространение практики внедрения элементов ювенальной юстиции.

        В Кемеровской области при Департаменте образования создана Служба судебных психологов для несовершеннолетних в целях проведения эксперимента по совершенствованию государственной политики защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, оказавшихся в конфликте с законом. Среди направлений деятельности судебного психолога можно отметить изучение психологических особенностей личности несовершеннолетнего, социальных, семейных и педагогических факторов среды, оказавших влияние на мотив совершения им преступления, взаимодействие с правоохранительными органами, судами, адвокатурой, общественными организациями, учреждениями и службами органов исполнительной муниципальной власти.

        В Костромской области приняты областные программы, призванные решить вопросы профилактической работы с «трудными» подростками и несовершеннолетними правонарушителями. Это межведомственная комплексная программа «Интеграция детей и молодежи “группы риска” в социум», областная целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотическими средствами и незаконному обороту в Костромской области» и др.

        В целях повышения уровня правосознания несовершеннолетних и внедрения элементов ювенальной восстановительной юстиции, а также проведения реабилитационной работы по индивидуальным программам в Кисловодске создан Межшкольный ювенальный центр на базе Кисловодского института экономики и права, ориентированный на организацию мобильной социальной работы с детьми и молодежью, оказавшейся в социально опасном положении.

        С апреля 2008 г. в Республике Марий Эл региональная общественная организация «Человек и Закон» совместно с Министерством внутренних дел по Республике Марий Эл приступили к реализации проекта «Соблюдение прав ребенка – будущее страны». Проект направлен на защиту прав детей, ставших жертвами преступлений и насилия, а также детей, вступивших в конфликт с законом. В ходе проекта планируется создание Центра помощи несовершеннолетним, попавшим в трудную жизненную ситуацию, при поддержке Комиссии по делам несовершеннолетних, органов государственной власти, общественных объединений и представителей бизнеса.

        Цель работы центра – оказание юридической, психологической, социальной, гуманитарной, информационной помощи этим детям и их родителям, а также создание специальной экспериментальной комнаты при МВД по работе с детьми – жертвами преступления. Задачами проекта являются: просвещение сотрудников МВД по Марий Эл в области защиты прав несовершеннолетних правонарушителей, ознакомление их с новыми формами и методами работы, проведение круглых столов и семинаров с сотрудниками МВД по теме «Психологические особенности несовершеннолетних и необходимость соблюдения их прав».

        При обзоре опыта развития ювенальной юстиции в регионах обращает на себя внимание то обстоятельство, что законотворческая деятельность на местах носит фрагментарный характер, ограничивается лишь принятием нормативно-правовых актов, расширяющих сферы полномочий органов профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, и номинацией различных проектов в молодежной и школьной среде.

        В то же время, при фактическом отказе от учета мнения родителей несовершеннолетних в вопросах развития, воспитания и образования, задача по созданию системы номинального обеспечения защиты прав и интересов несовершеннолетних отодвигается на второй план.

        Данное обстоятельство породило массу протестов в обществе в отношении развития институтов ювенальной юстиции в России.

        Как уже отмечалось, опыт работы в направлении развития системы ювенальной юстиции сложился в ряде регионов при проведении в период 1999-2005 гг. пилотных проектов Программы развития ООН «Поддержка осуществления правосудия по делам несовершеннолетних в Российской Федерации», «Развитие правосудия в отдельных регионах Российской Федерации». В ходе реализации этих проектов были созданы службы социальных работников в Ростовской и Саратовской областях, в Санкт-Петербурге. В ряде регионов, участвовавших в эксперименте, апробирование элементов ювенальных технологий не получило дальнейшего развития в связи с окончанием финансирования проектов. Например, в Нижегородской области, Республике Северная Осетия-Алания, Кабардино-Балкарской Республике, Республике Ингушетия.

        Основное содержание указанных проектов можно обозначить как сокращение уголовной репрессии и оказание судом помощи несовершеннолетнему правонарушителю в реабилитации и предупреждении рецидива, введение в качестве участника судебного процесса новой для России должности социального работника при суде. Он осуществляет социально-психологическое сопровождение несовершеннолетних подсудимых в судебном процессе и обеспечивает психокоррекционное содержание судебных заседаний, готовит для суда доклад о личности несовершеннолетнего и условиях его жизни и воспитания. При установлении фактов нарушения прав несовершеннолетнего (на образование, трудоустройство, социальные пособия и т. п.) социальный работник готовит для судьи предложения о привлечении органов и служб системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних к участию в разрешении проблем подростка, устранению причин и условий совершения преступления, формированию реабилитационных профилактических программ.

        Параллельно идут процессы гуманизации уголовного законодательства в соответствии с канонами ювенальной юстиции. В 2000-х гг. в Уголовный кодекс РФ были внесены поправки, заложившие основу для изменения направленности правосудия в отношении несовершеннолетних. В соответствии с ч.2 ст.87 новой редакции Уголовного кодекса РФ, при решении судьбы ребенка в суде в первую очередь рассматривается возможность применения мер воспитательного воздействия, а затем уже назначается наказание. А при освобождении несовершеннолетнего от наказания предусматривается возможность помещения ребенка в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

        Был принят пакет законодательных актов, направленных на обеспечение прав детей не только в сфере осуществления правосудия, но и в других областях. […]В октябре 2009 г. Россия ратифицировала Европейскую социальную Хартию. 23 апреля 2009 г. Председатель Правительственной комиссии по профилактике правонарушений Р.Г. Нургалиев направил руководителю Администрации Президента РФ С.Е. Нарышкину письмо с ходатайством о подготовке пакета законопроектов, обеспечивающих создание ювенальной юстиции. В первую очередь речь шла о проекте федерального закона «Об основах системы ювенальной юстиции».

        В ст. 3 этого проекта прямо записано, что деятельность системы ювенальной юстиции и (или) ее институтов осуществляется не только в отношении детей, нуждающихся в защите, в первую очередь беспризорных и безнадзорных, детей, признанных потерпевшими, либо совершивших правонарушения, но и в отношении родителей и лиц, их заменяющих, ответственных за воспитание детей. Президент РФ дал поручение Правительству совместно с Верховным Судом и Генеральной прокуратурой рассмотреть обращение Р.Г. Нургалиева и выработать согласованный подход к решению вопросов создания в Российской Федерации судов, осуществляющих правосудие в отношении несовершеннолетних.

        6 августа 2009 г. Президиум Совета Судей Российской Федерации приниял постановление № 815 «О ювенальной юстиции в системе правосудия Российской Федерации» и создал Рабочую группу по созданию, развитию и мониторингу внедрения механизмов ювенальной юстиции в системе правосудия. Развивая тему внедрения элементов ювенальной юстиции, нельзя не остановиться на попытках повсеместного введения Паспорта здоровья школьника.

        Паспорт здоровья школьника, разработанный Министерством образования и науки Российской Федерации, — это комплексный документ, позволяющий собирать всю информацию о здоровье школьника, его физическом развитии, психоэмоциональном состоянии, данные о ежегодной диспансеризации, информацию о прививках и медицинских осмотрах и другие сведения. Разработчики заявляют, что проект по введению Паспортов здоровья школьников «должен способствовать формированию у молодого поколения ответственного отношения к своему здоровью.… А оценка состояния здоровья детей в каждом классе каждой школы позволит осуществлять мониторинг состояния здоровья детей в стране, вносить необходимые изменения в условия обучения, в организацию оздоровления и отдыха детей, чтобы эффективно обеспечивать сохранение и укрепление здоровья школьников, формировать у них культуру здорового и безопасного образа жизни».

        Однако, как представляется, ни о каком мониторинге данных в целях улучшения здоровья и социального положения школьников не может быть речи. Подробная информация, дающая яркую картину медико-социального состояния российских детей в каждом регионе, содержится как в отчетах Минздравсоцразвития, так и в текущей статистке Росстата, Минэкономразвития и других ведомств. Появление идеи «паспортизации» можно легко объяснить, если рассмотреть данную меру как одну из технологий формируемой ювенальной системы. В таком контексте личная информация школьников, безусловно, имеет высочайшую ценность, поскольку раскрывает весь внутренний мир семьи. В Паспорт здоровья вносятся подробные сведения о личности ребенка и членов его семьи за весь период обучения в школе, включая вредные привычки родителей и других членов семьи, подробную характеристику занимаемого жилого помещения с приложением фотографии или плана, показатели обучаемости учащегося, информация о предпочтениях, данные о материальном состоянии семьи, режиме питания, показатели развития ребенка.

        Скрупулезность и настойчивость инициаторов проекта по заполнению Паспорта здоровья представляется ни чем иным, как попыткой системного сбора максимально возможной информации о внутренних делах семьи,

        позволяющей изымать детей (основанием могут послужить бедность, стесненные жилищные условия, отсутствие работы, тяжелые заболевания, вредные привычки родителей и пр.) органами ювенальной юстиции. А при компьютерной обработке данных элементарно можно получить чуть ли не «географическую карту действий». Причем, из текста документа и сопровождающей информации невозможно сделать вывод, куда будут направляться собранные данные, не предусмотрены статус и ответственность лиц, задействованных в реализации проекта на местах.

        Таким образом, инициировать проверку «семейного благополучия» становится с каждым днем все проще, а с учетом системного подхода – это более чем реально в недалекой перспективе, что вызывает закономерные вопросы в части национальной безопасности страны. В российской современной практике есть масса случаев, когда досье на граждан (базы данных) «утекает» из правоохранительных органов на свободный рынок информационных продаж. Нужно ли сомневаться, что подробнейшая информация о российских семьях «утечет» к тем хорошо известным зарубежным центрам, которые мониторируют Россию с целью манипулировать и управлять ею в своих, а не российских интересах. Если зарубежные центры умудряются проводить социологические исследования даже в вооруженных силах России, то уж знание о семье – российской первооснове государства – им, конечно, нужно позарез для воздействия в целях ее как минимум радикальной мутации.

        Таким образом, при отсутствии законодательной базы в России тем не менее формируется устойчивая практика, аналогичная практике классической западной модели ювенальной юстиции. Нельзя сказать, что все без исключения привносимые порядки, процедуры и механизмы содержат негативный потенциал. Многие целесообразны и благотворны. Но достоверно диагностируется, что благими намерениями явно прикрывается внедрение разрушительных и контрпродуктивных порядков. Сам достаточно масштабный пилотный эксперимент показал, что баланс результатов пока что в пользу деструктивного итога. Не оценивать его и не корректировать, не фильтровать подходы далее представляется уже недопустимым.