Политические преступления и другие преступления

6 фотографов, расследовавших военные и политические преступления

Мир полон зла, несправедливости, военных и политических преступлений. Он полон убийств, безымянных могил и молчаливых жертв. Для большинства из нас, мирно живущих людей, все эти масштабные преступления против человечества — лишь далёкое эхо ужасного мира, с которым мы никак не соприкасаемся. И возможно, если бы не эти фотографы, готовые окунаться в самую жуткую правду в самых глухих закоулках планеты, то о многих преступлениях мы бы давно уже забыли, а многие жертвы так и остались бы наедине со своим горём. Мы подобрали для вас шесть фотопроектов, цель которых — запечатлеть политические или военные преступления и их последствия.

В 1975 году шесть латиноамериканских диктатур объединились, с тем чтобы совместными силами уничтожить оппозицию. Был объявлен план «Кондор», в результате которого около 60 тысяч человек стали жертвами террора: их расстреливали или выбрасывали из самолётов, их держали в заключении и пытали в подвалах.

В течение нескольких лет Жоао Пина путешествовал по Аргентине, Уругваю, Чили, Парагваю, Бразилии и Боливии и собирал по крупицам информацию о том времени, когда каждый левый активист или сочувствующий мог в любой момент оказаться навсегда вычеркнутым из обычной жизни. Результатом работы Жоао стал масштабный фотопроект, связывающий прошлое и настоящее. В его книге архивные снимки убитых сменяются фотографиями выживших, а фотографии заключённых — снимками постаревших палачей. В работе «Кондор» за каждым натюрмортом или портретом кроется история о страдании, а от, казалось бы, невинных пейзажей веет смертью.

«Я хотел показать эти совершенно обычные, непримечательные места, многие из которых выглядели жутковато только потому, что уже давно были заброшенными. Идея была в том, чтобы поделиться этими местами и теми воспоминаниями, что всё ещё живы».

Паула Бронштейн

С 1962 по 1971 годы над территорией Южного Вьетнама армия США распылила 77 миллионов литров дефолианта «Агент Оранж», в результате чего около 5,5 миллионов акров было заражено диоксинами. Диоксины — это экотоксиканты, которые накапливаются как в организме, так и в окружающей среде, они вызывают поражение иммунной системы, рак и врождённые заболевания. Несмотря на покаяние американского правительства и масштабную программу по очищению почвы, около 150 тысяч вьетнамцев ежегодно рождаются с различными дефектами, вызванными действием диоксинов.

Паула Бронштейн поехала по заражённым местам и сфотографировала тех, кто стал жертвами «Агента Оранж» уже в третьем поколении.

Её снимки – это выразительные портреты людей, болеющих врожденными заболеваниями, вроде расщепления позвоночника или гидроцефалии, и скромные записи, рассказывающие о том, каково им выживать в такой небогатой стране, как Вьетнам. Большинство из них настолько бедны, что даже не могут получить специальную компенсацию от государства — просто потому, что у них нет денег на необходимые анализы.

Паула Луттингер

В 1977 году 21-летняя беременная студентка Паула Луттингер была похищена полицией Аргентины и удерживалась месяцами в секретной тюрьме. Сегодня она фотограф с мировым именем, сумевшая превратить личную травму в фотопроект в память всех женщин, пострадавших во времена «грязных войн».

El Lamento De Los Muros — довольно необычный проект, это фотографии мест заключения, чёрно-белые высококонтрастные снимки, на которых можно увидеть старый футбольный мяч, деревянный пол, скамью, стену или камень. Это простые и непримечательные кусочки нашего мира, за которыми кроется чья-то история. Вот фотография муравьев, а вот рассказ женщины, для которой эти насекомые были единственной связью с внешним миром, вот снимок лестницы и рассказ женщины, которая помнит свой первый день в этом аду и что она испытывала, пока спускалась по таким же облезлым бетонным ступеням. К каждому снимку есть своя история-ключ для понимания того, что пережили эти женщины, что сделало с ними озлобленное на своих же граждан государство.

Джеймс Нахтвей

Экзотические названия «хуту» и «тутси» крепко ассоциируются с жестокостью, морем крови и полным провалом миссии ООН.

В апреле 1994-го временное правительство Руанды, солдаты и многочисленное ополчение устроили резню в масштабах целой страны, убив от 500 тысяч до 1 миллиона человек. Буквально за несколько дней подогретые действиями солдат и правительственными СМИ, сотни обычных людей взялись за топоры и мачете, чтобы убить своих соседей, коллег или просто незнакомых людей. СМИ называли их «тараканами» и призывали убивать, местные власти составляли списки тех, кто был хуту, и тех, кто был тутси, но не слишком хотел смерти ближнего. Их дома поджигали, их детей топили в реке, многие были готовы отдать все свои сбережения, чтобы их лишили жизни без лишних прелюдий, а другие пытались бежать в соседние страны, где их ждали голод и холера.

Один из лучших современных репортёров, Джеймс Нахтвей, проехался по горячим следам того ада и запечатлел, что от него осталось. Ещё не истлели тела погибших, ещё не зажили раны выживших, но уже вовсю работали бульдозеры, сбрасывая десятки тел в братские могилы.

«Основным оружием геноцида в Руанде был простой фермерский инвентарь. Мачете. Дубинки. Топоры. Они убивали людей лицом к лицу. Детей. Соседей. Я не понимаю, как это возможно, хоть и знаю, как это случилось».

Дарио Митидьери

В 1987-м режимом Саддама Хуссейна была проведена операция «Анфаль», целью которой было уничтожение мужского населения курдов. В результате около 182 тысяч мужчин и подростков были увезены в неизвестном направлении, а их родственники помещены в концентрационные лагеря. В начале 1990-х подобная судьба ждала и несколько северных шиитских провинций, которые подняли восстание, пока армия Саддама была занята войной в Кувейте.

До 2003-го никто из родственников или представителей правозащитных организаций не знал о том, что стало с теми, кого «увезли», лишь с падением режима удалось начать поиски и найти многочисленные захоронения.

Итальянский фотограф Дарио Митидьери запечатлел одну из братских могил, процесс эксгумации и опознания. В его снимках горе и отчаяние, тривиальность смерти и любовь родственников, бережно уносящих останки, завёрнутые в простую белую ткань.

Брент Стиртон

Иногда ситуация в стране плачевна настолько, что даже в условиях не самых честных выборов диктатор близок к поражению. В 2008 году в такой уникальной ситуации оказался один из старейших диктаторов Африки Роберт Мугабе, набравший 43% против 47% у оппозиционного кандидата. Когда же был объявлен второй тур и запахло настоящим поражением, поигравший в демократию лидер Зимбабве решил вернуться к типичным людоедским мерам и отдал команду своим молодёжным отделениям. Представители Zanu PF восприняли миссию серьёзно: они жгли дома, насиловали, убивали, пытали. Они устраивали свои небольшие концлагеря, где заставляли пить жидкий клей, где каждый день кого-то били, где пытали током и расплавленным пластиком, а на убийство заставляли смотреть остальных.

Фотопроект южноафриканского фотографа Брента Стиртона — портреты тех, кто так или иначе пережил эту трагедию 2008-го. Это простые и лаконичные портреты людей, которые потеряли свои дома и близких, которые прошли через ад просто за то, что были причастны к оппозиции или не слишком ретиво показывали свою любовь к народному лидеру. Работа Стиртона — это очень личные истории людей, которые доверились фотографу настолько, что согласились показать ему свои шрамы и ожоги, рассказать о пережитом насилии в надежде, что это больше никогда не повторится.

«Они рубили мою ногу топором, будто это был какой-то кусок дерева. Я помню, как видел её, лежащую на месте и обутую в ботинок, в то время как меня уже относили в ближайшие заросли, где просто оставили умирать».

Понятие преступления

В результате изучения данной главы студент должен:

знать понятие и признаки преступления, критерии категоризации и практическое значение выделения в уголовном законе категорий преступлений;

уметь определять категорию конкретного преступления, устанавливать критерии разграничения преступлений и иных правонарушений;

владеть навыками установления содержания характеристики общественной опасности; определения объективного и субъективного критерия малозначительности деяния и правовых последствий признания деяния малозначительным; юридически грамотного изложения выводов по изученным вопросам, высказывания собственной точки зрения; применения полученных знаний на практике.

Понятие преступления в теории уголовного права и законе

Уголовное право регулирует опасное, недозволенное поведение людей. Поведение человека, вступающее в противоречие с предписаниями уголовного законодательства, причиняющее вред, различный по характеру и тяжести последствий, охраняемым уголовным законом наиболее ценным общественным отношениям, называется преступлением.

Совершение преступления всегда сопровождается отрицательной реакцией общества и государства в отношении как самого преступного деяния, так и лица, виновного в его совершении. Осознание обществом и государством необходимости урегулирования наиболее опасных и распространенных видов деяний приводит к целесообразности определения в уголовном законодательстве их юридической природы, установления в уголовно-правовых нормах их характерных признаков, позволяющих формировать представление о вредоносном и уголовно наказуемом поведении, его опасности не только для каждого человека в отдельности, но и для общества в целом.

Законодательного определения преступления как юридической категории долгое время не существовало. Круг деяний, составляющих содержание преступления, в разные исторические эпохи менялся: увеличивалась опасность одних, уменьшалась опасность других, непреступные деяния провозглашались преступными, и наоборот. К преступлению, по сути, относились любые сознательные деяния членов общества, которые противоречили данному строю и его порядкам.

Сформировалось понятие преступления на определенном этапе развития человеческого общества, что было связано с разделением его населения на группы людей, отличающиеся имущественным положением. Норма о преступлении имела выраженную классовую окраску, а переход власти от одного класса к другому существенно изменял содержание, которое вкладывалось в понятие «преступление».

Впервые понятие преступления было дано в ст. 5 Декларации прав человека и гражданина (Франция, 1789 г.), согласно которой закон вправе запрещать лишь действия, вредные для общества. Нельзя препятствовать тому, что не запрещено законом, и никто не может быть принужден делать то, что закон не предписывает. В указанном акте определялось материальное свойство любого правонарушения, в том числе и преступления, которое означает раскрытие его социальной сущности.

Определение преступления существовало и в уголовном законодательстве Российской империи – в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в редакции 1885 г.), ст. 1 которого гласила: «Преступлением или проступком признается как самое противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания законом предписано» [1] , а также в Уголовном уложении 1903 г.: «Преступным признается деяние, воспрещенное, во время его учинения, законом под страхом наказания» (ст. 1) [2] .

Достоинство данных определений – в их соответствии принципу законности: «Нет преступления, нет наказания без указания о том в законе»; недостаток заключался в том, что, достаточно четко отражая юридический признак преступления, его противоправность, цитируемые определения совсем не раскрывали антисоциального характера преступления. Получатся логически замкнутый круг: преступно то, что по закону наказуемо, наказуемо то, что преступно.

В уголовном праве России определение преступления столкнулось с трудностями установления социальной сущности данного явления. Так, В. Снасович полагал, что «преступление есть противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других средств охранительных, ограждает ненарушимость его наказанием» [3] . А. Орлов предлагал следующее определение: «Преступление есть нарушение закона, угрожающее неисполнению известного предписания или запрета публичным. наказанием» [4] . В данных понятиях авторы ограничивались указанием на нарушение закона, оставляя за пределами преступления главное его свойство – способность причинять вред.

Постепенно в научных работах формируется материальный подход к определению преступления. Н. Д. Сергиевский под преступлением понимал «деяние, причиняющее вред обществу или частным лицам или заключающее в себе опасность вреда» [5] . Р. Иеринг определял преступление как «констатированное законодательством вредоносное посягательство на жизненные условия общества» [6] .

В юридической науке и законодательстве конца XIX – начала XX в. сформировалось два подхода к определению понятия преступления: материальный и формальный. Материальный подход опирается на такой признак, как общественная опасность, вредность для общества, и позволяет ответить на вопрос, почему деяние криминализовано. Формальный же подход указывает на наличие прямого запрета на совершение преступного деяния, закрепленного в конкретных уголовно-правовых нормах.

Советское уголовное право восприняло некоторые положения теории и понятие преступления определило через общественную опасность, вредность, которые становятся одними из определяющих признаков преступления.

Внедрение в понятие преступления материального, лишенного ссылки на запрещенность уголовным законом, признака произошло с первых лет советской власти. Так, в ст. 5 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г. по этому поводу сказано: «Преступление есть нарушение порядка общественных отношений, охраняемых уголовным правом» [7] .

Первые Уголовные кодексы РСФСР вернулись к классово-идеологическому определению преступления. Согласно ст. 6 УК РСФСР 1922 г. «преступлением признается всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени» [8] . В УК РСФСР 1926 г. с повторением определения преступления, даваемого УК РСФСР 1922 г., ситуация в целом остается прежней [9] .

В УК РСФСР 1960 г. (в редакции от 1 июля 1994 г.) формулировалось следующее понятие преступления: «Преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, а равно иное посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом» (ст. 7).

В приведенной дефиниции выделялись два признака преступления: противоправность и общественная опасность, таким образом, определение преступления носило формально-материальный характер. В то же время данное понятие не содержало указаний на такие необходимые признаки преступления, как виновность и наказуемость, которые могли быть выявлены только путем теоретического толкования уголовно-правовой нормы. Наряду с этим законодатель перечислял основные общественные отношения, на которые деяние посягает, ставя во главу угла их политический строй, государство и социалистическую собственность, т.е. определение сохраняло классовую направленность уголовного законодательства.

Принятие УК РСФСР 1960 г. не прекратило дискуссий по поводу понимания преступления. Например, Н. И. Коржанский предлагал следующее определение: «Преступление – это общественно опасное, виновное и противоправное посягательство на общественные отношения, причиняющее в их сфере социально опасный вред или создающее угрозу причинения такого вреда» [10] . Существовали и другие позиции, сложившиеся в теории уголовного права по вопросу об определении преступления, свидетельствующие о различном понимании его социальной сущности.

К настоящему времени в юридической науке сложилась относительно единая позиция по данной проблеме. Большинство специалистов справедливо придерживаются общего мнения о том, что обязательными признаками преступления являются общественная опасность и противоправность деяния. Однако ряд ученых считает, что признак общественной опасности является лишним, а законодательная формула преступления должна носить сугубо формальный характер. Так, но мнению С. Пашина, преступление – это «признанное судом в соответствии с материальным или процессуальным правом нарушение уголовного закона, когда суд находит целесообразным возложить на нарушителя специфические меры ответственности, позволительные лишь при условии признания лица преступником» [11] .

Уголовный кодекс РФ 1996 г. привел формулировку преступления относительно противоправности в соответствие с понятием, существовавшим еще в русском праве: «Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Законодательное определение преступления, сформулированное в ч. 1 ст. 14 УК РФ, устанавливает следующие признаки преступления: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость деяния.

Современное уголовное законодательство России отказалось от классового и идеологического подхода к объяснению сущности преступления. Им признаются такие запрещенные уголовным законом деяния, которые причиняют вред или создают реальную угрозу причинения вреда интересам всего общества, а не какого-либо одного класса. И, несмотря на исторические традиции и особенности правового развития государства, в уголовном законодательстве РФ социальная природа преступления состоит в направленности его на причинение вреда наиболее важным общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

  • [1] Российское законодательство X–XX веков: в 9 т. / под ред. О. И. Чистякова. Т. IV. Законодательство периода становления абсолютизма. М.: Юридическая литература, 1994. С. 193.
  • [2]Таганцев Н. С. Уголовное уложение 22 марта 1903 г. СПб., 1904. С. 3.
  • [3]Спасович В. Д. Избранные труды. Тула, 2000. С. 54.
  • [4]Орлов А. К понятию преступления // Московские университетские известия. 1869. № 6. С. 369–370.
  • [5]Сергиевский Н. Д. Русское уголовное право. Часть общая. Пособия к лекциям. Пг., 1915. С. 55.
  • [6]Иеринг Р. Цель в праве. СПб., 1881. С. 357.
  • [7] СУ РСФСР. 1919. № 66. Ст. 590.
  • [8] СУ РСФСР. 1922. № 15. Ст. 153.
  • [9] СУ РСФСР. 1926. № 80. Ст. 600.
  • [10]Коржанский Н. И. Очерки теории уголовного права. Волгоград, 1992. С. 44.
  • [11]Пашин С. Понимание преступления // Уголовное право. 2000. X» 3. С. 87.

§ 2. Понятие и признаки преступления

1. Понятие преступления в российском уголовном законодательстве.Понятие «преступление» в отечественном уголовном праве присутствует относительно недавно. В ранних источниках русского уголовного права уголовные и гражданские правонарушения не различались. В Русской Правде присутствовал термин «обида», т.е. причинение физического, материального или морального ущерба лицу или группе лиц; в Судебниках 1497 и 1550 гг. — термины «облихование», «лихое дело», к каковым относились убийство, разбой, грабеж, поджог, отдельные виды татьбы (воровства). Антигосударственные деяния в это время именовались понятием «крамола». В Соборном уложении 1649 г. общее определение понятия преступления также отсутствовало.

Термин «преступление» впервые появляется для обозначения уголовно-наказуемых деяний при Петре 1. Так, в Артикуле воинском (1715 г.) преступлением признавалось нарушение законов и ослушание царской воли.

Дифференциация правонарушений на уголовные, административные и гражданские произошла в России лишь в XIX в. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.) преступлением или проступком признавалось как само противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания уголовного или исправительного предписано.

Уголовное уложение 1903 г. определяло преступление как «деяние, воспрещенное законом во время его учинения под страхом наказания».

После Октябрьской революции 1917 г. понятие преступления было сформулировано в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. Преступлением признавалось нарушение порядка общественных отношений, охраняемого уголовным правом (ст. 5)путем совершения действия или бездействия, опасного для данной системы общественных отношений(ст. 6).

В Уголовном кодексеРСФСР 1922 г. более четко проявляется классовый подход к определению преступления. Преступлением признавалось всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени. Как мы видим, из предыдущего определения были исключены формальные признаки, а потому поУК1922 г. преступлением могло быть признано деяние, которое не предусматривалось уголовным законом в качестве преступления.

В ст. 6УК РСФСР 1926 г., в которой давалось определение преступления, указание на противоправность деяния также отсутствовало. Более того,ст. 16УК предусматривала возможность применения уголовного закона по аналогии, т.е. к действиям, прямо не предусмотренным уголовным законом, но имеющим сходство с какой-либо статьей Уголовногокодекса.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. (ст. 7)и Уголовный кодекс 1960 г. в определение понятия преступления(ст. 7)включили как материальный, так и формальный признаки, тем самым исключив аналогию уголовного закона. Преступлением признавалось предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом.

В Уголовном кодексе РФ 1996 г. законодателем использован комбинированный (материально-формальный) подход к определению преступления. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания(ч. 1 ст. 14УК РФ).

2. Признаки преступления.Из приведенной дефиниции следует, что обязательными признаками преступления по действующему российскому уголовному законодательству являются: 1) виновность, 2) общественная опасность, 3) противоправность, 4) наказуемость.

Признаки виновности и наказуемости представлены в законе впервые, в прежнем Уголовном кодексезаконодательное определение понятия преступления ограничивалось лишь двумя основными признаками: общественной опасностью и противоправностью.

Указанная позиция законодателя вызывает неоднозначную оценку в уголовно-правовой теории. Некоторые ученые (Н.Ф. Кузнецова, В.С. Прохоров и др.) полагают, что дополнительно указанные в ч. 1 ст. 14УК признаки входят в содержание общественной опасности и противоправности. С этим утверждением едва ли можно согласиться, поскольку в данном случае не учитывается тот факт, что существует общественно опасное и противоправное поведение невменяемых лиц, которое не может быть названо преступным ввиду отсутствия признаков виновности и наказуемости их поведения .

См.: Кругликов Л.Л. Практикум по уголовному праву. Общая часть. Особенная часть: Учебное пособие. М., 2002. С. 16.

Виновность— субъективная предпосылка уголовной ответственности. В соответствии с законом лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие и наступившие общественно опасные последствия), в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5УК).

Данное положение отвергает возможность объективного вменения, поскольку уголовное законодательство исключает возможность наступления уголовной ответственности при отсутствии ее основания — преступления, одним из обязательных признаков которого является наличие вины.

Виновность в уголовно-правовом смысле означает определенное психическое отношение лица к совершаемому преступлению и его последствиям, причем виновность возможна при наличии тех ее форм, которые закреплены в ст. ст. 24-27УК.

Общественная опасность— материальный признак преступления, раскрывающий его социальную сущность, закрепленный в уголовном законе. Это такое объективное свойство деяния, которое выражается в его способности причинять существенный вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Вывод о том, что угрожаемый или реально причиняемый вред должен быть существенным, вытекает из положения, зафиксированного в ч. 2 ст. 14УК: не является преступлением действие (бездействие), хотя и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Преступлением может быть признано лишь деяние, обладающее высокой, характерной для уголовного закона степенью общественной опасности. В случае формального совпадения признаков совершенного деяния с признаками, описанными в уголовно-правовой норме, при отсутствии возможности причинения охраняемым уголовным законом общественным отношениям существенного вреда такое противоправное поведение не должно рассматриваться в качестве преступления. Уголовное дело в подобных случаях не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24УПК РФ), хотя это не исключает других видов юридической ответственности. При оценке содеянного предпочтение отдается субъективному критерию. Так, если умысел виновного был направлен на причинение значительного вреда, но реально по не зависящим от него обстоятельствам вред был причинен незначительный, то деяние не может быть признано малозначительным.

Сущность общественной опасности и содержание этого понятия в законе не раскрываются. Это делает наука уголовного права. Так, в одной из своих работ М.Д. Шаргородский отмечал, что «общественная опасность — это объективное социальное свойство конкретного деяния человека, которое при определенной степени общественной опасности становится противоправным» .

Шаргородский М.Д. Об общественной опасности преступного деяния // Правоведение. 1960. N 4. С. 153.

Ю.И. Ляпунов, специально исследовавший эту сложную категорию, дает следующее определение: «Уголовно-правовая общественная опасность — это определенное антисоциальное состояние преступления, обусловленное всей совокупностью его отрицательных свойств и признаков и заключающее в себе реальную возможность причинения вреда (ущерба) общественным отношениям, поставленным под охрану закона» .

Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права. М., 1989. С. 38.

Общественная опасность — это признак преступления, не зависящий от сознания и воли законодателя либо правоприменительного органа. Именно путем выявления и оценки обладающих этим свойством актов поведения законодатель осуществляет криминализацию деяния, т.е. «определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений» (ч. 2 ст. 2УК).

Предметом научной дискуссии в уголовно-правовой науке продолжает оставаться вопрос о том, является ли общественная опасность свойством только преступления, либо она присуща и иным правонарушениям. Ряд авторов (Н.Д. Дурманов, Н.И. Ветров, М.Д. Лысов и др.) полагают, что общественная опасность присуща только преступлениям. Противоположной точки зрения придерживаются ученые, считающие, что если отталкиваться от формулировки ч. 2 ст. 2УК, согласно которой законодатель определяет,какиеиз круга опасных деяний признать преступлениями, то следует прийти к выводу, что преступления отличаются от иных правонарушений (в частности, административных) не наличием (отсутствием) общественной опасности, а ееуровнем .

См., например: Дурманов Н.Д. Понятие преступления. М.; Л., 1948. С. 135.

См., например: Кругликов Л.Л. Практикум по уголовному праву. Общая часть. Особенная часть. С. 15.

Если исходить из законодательных определений преступления и административного правонарушения, то следует заметить, что дефиниция последнего (ст. 2.1Кодекса РФ об административных правонарушениях) признака общественной опасности не содержит. Вместе с тем совершенно очевидно, что законодатель устанавливает ответственность за совершение подобных деяний исходя из того, что они посягают на определенный круг общественных отношений.

Следует отметить, что значительное число общественных отношений охраняется и регулируется не уголовным правом, а иными отраслями права. Преступление также не является единственным противоправным поведением человека. И преступления, и другие правонарушения посягают на общественные отношения и с этой точки зрения представляют общественную опасность. Только потому такие действия и признаются правонарушениями, что элемент порицаемости, вредности присущ каждому из них. Нельзя согласиться с тем, что такие правонарушения, как мелкое хищение, иные административные правонарушения против собственности, в области охраны окружающей природной среды и другие, лишены общественной опасности. Например, нарушение правил дорожного движения нетрезвым водителем — превышение скорости и проч. — деяние, безусловно, общественно опасное, поскольку не только создает угрозу безопасности движения транспорта, но представляет реальную опасность жизни и здоровью окружающих. Конечно же, эти правонарушения не достигают той степени общественной опасности, которая необходима для признания деяния преступлением. Поэтому по степени опасности они влекут административную или иную ответственность.

Общественная опасность проступка и преступления, разумеется, не одинакова. Вместе с тем общность их состоит в том, что и то и другое являются деяниями, совершение которых нежелательно для общества, деяниями, в той или иной мере причиняющими вред общественным отношениям, а потому порицаемыми государством.

Общественная опасность определяется прежде всего важностью защищаемых уголовным законом общественных отношений, на которые совершается посягательство, тяжестью причиненного вреда и иными конкретными проявлениями признаков преступления.

Наука уголовного права, законодательство и правоприменительная практика выделяют в общественной опасности качественную (характер) и количественную (степень) стороны.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановленииот 11 июня 1999 г. N 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» указал, что «характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступления (ст. 15УК), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии)» .

См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 8.

Уголовная противоправность— формальный признак преступления, являющийся юридическим выражением общественной опасности. Она состоит в том, что преступлениями являются только те деяния, которые предусмотрены уголовным законом в качестве преступных. Другими словами, под уголовной противоправностью понимается запрещенность деяния соответствующей уголовно-правовой нормой. Противоправность свидетельствует о том, что лицо нарушило уголовно-правовой запрет, установленный Уголовнымкодексом. Обязательным компонентом уголовной противоправности является наличие в уголовно-правовой норме санкции, которая содержит угрозу применения наказания определенного вида в случае виновного совершения предусмотренного законом деяния. Лишь при совершении преступления возможно применение наиболее суровой формы государственного принуждения — уголовного наказания.

Наказуемостькак признак преступления означает возможность назначения наказания за совершение преступления. Если деяние не влечет наказания в уголовном порядке, то исключается его признание преступлением. Однако это не означает, что указанное в санкции уголовно-правовой нормы наказание обязательно должно быть применено к виновному. Уголовный закон (ст. ст. 79-83УК) при наличии определенных условий и оснований предусматривает возможность освобождения от наказания, а к несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия (ч. 2 ст. 87УК). Наказание как неизбежное следствие совершения преступления не должно смешиваться с наказанием, предусмотренным за это деяние в санкции. Именно угроза наказания, а не реальное наказание, которое в конкретном случае может и не последовать, является признаком преступления.

В теории уголовного права дискуссионен вопрос о том, является ли наказуемость самостоятельным признаком преступления. Одни авторы полагают, что это составная часть (элемент) уголовной противоправности , другие — что это самостоятельный признак. Мы полагаем, что наказуемость — самостоятельный признак преступления. Это прямо вытекает из содержания ст. 14УК РФ. Наказуемость как четвертый обязательный признак предполагает, что виновное, общественно опасное, противоправное поведение только тогда может быть признано преступлением, когда в норме, запрещающей такое поведение, содержится санкция с угрозой применения наказания. Запрет деяния, не сопровождаемый прямо обозначенной уголовно-правовой санкцией, означает, что оно не может быть признано противоправным в уголовно-правовом смысле.

См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. С. 21.

Квалификация преступления 2 (стр. 1 из 3)

Институт «состава преступления», является одним из ключевых институтов общей части уголовного права. Значение состава преступления трудно переоценить. Установление в том или ином деянии признаков соответствующего состава преступления и установление истины по конкретному уголовному делу достигается только путем квалификации, а последняя выступает правовым обоснованием привлечения лица к уголовной ответственности, применения мер принуждения, предъявления обвинения, предания суду, назначения наказания.

Отсутствие обобщенных исследований по вопросам квалификации преступлений отрицательно сказывается на судебной и следственно-прокурорской деятельности. Оно ведет к разнобою в квалификации сходных по своей юридической конституции преступлений, а подчас может привести и к нарушению законности. Разобщенность и противоречивость отдельных советов и рекомендаций о квалификации, содержащихся в различных учебниках и комментариях, а также трудность усвоения их в виде разрозненных положений не способствует правильному применению закона.

Правильная квалификация преступлений есть непременное соблюдение принципа законности суда, прокурорских органов, органов следствия и дознания.

Отсутствие в уголовно-правовой литературе общих исследований по вопросам квалификации может восприниматься как подтверждение того, что вообще нет, и не может, быть общих правил применения закона, что каждое дело конкретно и закон всякий раз может применяться по-разному. Подобная точка зрения прямым путем ведет к субъективному, нигилистическому отношению к теории и закону. Разработка общих проблем квалификации столь актуальна в наше время.

В теории уголовного права под составом преступления понимается совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно-опасное деяние как конкретное преступление (например, как вымогательство или кражу, клевету или оскорбление). При наличии таких признаков совершенное виновным деяние характеризуется как преступление и является основанием для наступления уголовной ответственности. Деяние признается преступлением, если оно общественно опасно, совершенно виновно и определено как конкретное преступное деяние в Уголовном Кодексе Особенной части. То есть, состав преступления отражает виновность, уголовную противоправность и общественную опасность определенного деяния.

тупления — это юридическое правовое понятие о преступлении оп

ределенного вида. Состав преступления это законодательная мо

дель преступления. Все признаки состава преступления подразде

ляются на четыре группы, характеризующие основные элементы

преступления: объект преступления и объективную сторо

ну, субъект преступления и субъективную сторону преступле

ния. Признаки, характеризующие объект и объективную сторону преступления называют объективными признаками состава преступления.Признаки, характеризующие субъект и субъективную сторо

ну, называют субъективными признаками.

Объект преступления — это то, на что посягает преступление и то, что охраняется уголовным законом. Объектом преступления являются различные общественные отношения, которые охраняются уголовным законом.

сторону — образуют признаки, характеризующие внешние (объектив

ные) свойства преступления

Субъектом преступления именуется лицо, совершившее преступление лицо, достигшее ко времени совершения преступления установленного законом возраста.

Субъективная сторона характеризует внутреннюю (психическую) сторону преступления, т.е. отношение психики лица к совершаемому им общественно опасному деянию и к его последствиям.

В данной работе рассмотрим вопрос квалификации преступлений по объективным признакам состава преступления.

Объект преступления данный признак является определяющим признаком каждого преступного деяния, раскрывающим его социально-политическое содержание и общественную опасность. Общественно опасное поведение человека может быть признано преступлением только при том условии, если оно направлено против определенного, охраняемого уголовным законом объекта.

Признаки, характеризующие объект преступления, не только раскрывают общественную опасность преступления, но и определяют природу и индивидуальные признаки того или иного преступления, предопределяют его квалификацию и характер возможного наказания.

Для наилучшего выделения качественных особенностей объекта преступления целесообразно условно выделить общий, специальный (родовой), и непосредственный объект преступления.

Общим признается такой объект, который характерен для всех без исключения преступлений, специальным (или родовым) объектом называют такой объект, который является единым для известной группы преступлений, непосредственный – тот против которого непосредственно направлено то или иное конкретное преступление.

Общий объект преступления по уголовному праву составляют общественные отношения, охраняемые уголовным законом:

политическую и экономическую системы, собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, а равно иное, посягающее на правопорядок общественно опасное деяние предусмотренное уголовным законом.

Общий объект преступления, его общественно-политические и юридические признаки позволяют раскрыть социально-политическое содержание преступления, его классовую направленность и общественную опасность.

Преступления, посягающие на близкие друг к другу общественные отношения, объединены в главы Особенной части Уголовного кодекса. Преступления, объединенные в эти главы, имеют единый для них Специальный (родовой) объект.

Так кража, грабеж, разбой, мошенничество и другие преступления против индивидуальной собственности граждан объединены в одну группу потому, что все они направлены против индивидуальной собственности граждан. Индивидуальная собственность выступает здесь в качестве специального (родового) объекта.

Такие преступления как нарушение авторских прав, нарушение законодательства о референдуме, нарушение неприкосновенности жилища граждан, нарушение тайны голосования объединены в одну главу потому, что все они направлены на политические и трудовые права граждан.

Родовой объект позволяет систематизировать и классифицировать преступления и объединить их в отдельные главы Особенной части УК РМ, отграничить их от других преступлений, раскрыть их общественную опасность.

Родовой объект имеет большое значение не только для построения Особенной части УК, но и для последующей законодательной деятельности. При издании новых уголовно-правовых норм об ответственности за конкретное преступление первостепенное значение имеет вопрос о том, в какую главу УК законодатель поместит ее. Помещая ту или иную норму в определенной главе Особенной части, законодатель тем самым на основе оценки объекта преступления определяет его общественную опасность, дает ему общую характеристику.

Непосредственный объект – это то общественное отношение или группа общественных отношений, на которые посягает конкретное преступление. Непосредственный объект является частью общественных отношений, являющихся специальным объектом. При преступлении против личности специальным объектом будет личность, а непосредственным при убийстве – жизнь, при телесных повреждениях – здоровье, при клевете, оскорблении – честь и достоинство личности.

Говоря об объекте преступления нельзя не вспомнить предмет преступления – материальные предметы внешнего мира, воздействуя на которые преступник осуществляет посягательство на объект.

Например, при краже преступник посягает на общественные отношения государственной, коллективной или личной собственности путем изъятия денег, продуктов сельского хозяйства, промышленных товаров и других предметов.

Иногда предмет преступления ошибочно отождествляют с объектом преступления, предмет преступления имеет большое значение и при квалификации преступления и при определении наказания судом.

Предмет преступления не следует смешивать с орудием или средством совершения преступления. Орудия или средства преступления – это те предметы, которые используются преступником при совершении преступления (огнестрельное оружие или яд при убийстве; лом, отмычки при краже; краски, бумага при фальшивомонетничестве).

Не каждое преступление имеет предмет. Оскорбление, государственная измена и другие подобные преступные посягательства не имеют предмета преступления.

Объективная сторона преступления. Объективная сторона преступления это совокупность предусмотренных законом признаков, характеризующих внешнее проявление общественно опасного деяния, посягающего на правоотношения охраняемые уголовным законом. Объективную сторону называют внешней стороной преступления.

Признаками, характеризующими объективную сторону преступления, являются:

· общественно опасное деяние (действие либо бездействие);

· общественно опасные последствия;

· причинная связь между деянием и наступившими последствиями;

· место, время, способ, орудия и средства преступления;

1.Общественно опасное деяние (действие либо бездействие) – важнейший признак объективной стороны преступления. Именно в действии (бездействии) находит свое конкретное выражение общественно опасное поведение лица, совершившего посягательство на общественные отношения охраняемые уголовным законом.

Уголовно-правовое действие и бездействие существенно отличается от действия и бездействия совершаемого без нарушения закона по своим социальным, правовым и физическим признакам.

Действие в уголовно-правовом смысле – это активный, волевой акт внешнего поведения субъекта, выражающийся в совершении лицом общественно опасного посягательства предусмотренного уголовным законом.

Закрыть меню