Прокурор еремина

Теория всего

a theory of everything

Импринтинг

Вы думате, что вы русский? Родились в СССР и думаете, что вы русский, украинец, белорус? Нет. Это не так.

Вы на самом деле русский, украинец или белорус. Но думате вы, что вы еврей.

Дичь? Неправильное слово. Правильное слово “импринтинг”.

Новорожденный ассоциирует себя с теми чертами лица, которые наблюдает сразу после рождения. Этот природный механизм свойственен большинству живых существ, обладающих зрением.

Новорожденные в СССР несколько первых дней видели мать минимум времени кормления, а большую часть времени видели лица персонала роддома. По странному стечению обстоятельств они были (и остаются до сих пор) по большей части еврейскими. Прием дикий по своей сути и эффективности.

Все детство вы недоумевали, почему живете в окружении неродных людей. Редкие евреи на вашем пути могли делать с вами все что угодно, ведь вы к ним тянулись, а других отталкивали. Да и сейчас могут.

Исправить это вы не сможете – импринтинг одноразовый и на всю жизнь. Понять это сложно, инстинкт оформился, когда вам было еще очень далеко до способности формулировать. С того момента не сохранилось ни слов, ни подробностей. Остались только черты лиц в глубине памяти. Те черты, которые вы считаете своими родными.

With fingers crossed, the old rabbit’s
foot out of the box in the attic,
I will be sacrificing a chicken
in the backyard to Moloch.
(Hillary Clinton Email Archive)

Одной из первых полностью бесплатных клиник города Москвы была Мариинская больница. При больнице был и первый приют для неизлечимых больных.

В 1930-1940 годах на месте приюта было построено здание Центрального театра Красной армии. Здание занимает десять этажей на поверхности и столько же подземных этажей. Театр располагает самой большой в Европе сценической площадкой. Это первое театральное здание, спроектированное и возведенное в Москве после революции. Лучи пятиконечной звезды точно указывают направление на крупные транспортные узлы столицы (Белорусский, Савеловский, Рижский вокзалы, Комсомольская площадь). Пятый луч указывает направление на центральную часть Москвы – говорит нам википедия.

Ну и при чем тут вокзалы – подумал я. И нарисовал прямо поверх гугльмапса линии из центра по лучам здания. Линии прошли мимо вокзалов и попали в кладбища: Ваганьковское, Миусское, Алексеевское и Введенское.

Ну и что такого? Эта Москва куда ни посмотри – сплошное кладбище, сложно в них не попасть. Пожалуй и так. Только вот картинка ниже органично продолжает историю. Ну и что? Ну продолжил линию вправо, нашел еще одно кладбище через реку… Потомак. Упс. Это ведь Пентагон и Мемориал воздушных сил, крематорий на Арлингтонском кладбище, бассейн мемориала Линкольна и мемориальное кладбище Линкольна.

Похоже, что Пентагон строили не по ситуации между пятью шоссе, а по образу и подобию. И что? И что там с пятым лучом этих звезд, кстати?

У Пентагона по пятому лучу Гуантанамо. А у театра:

«Музей истории ГУЛАГа с благодарностью примет в дар фотографии, мемуары, письма и документы, личные вещи репрессированных и лагерные артефакты».

Зиккурат на красной площади и колумбарий за ним.

Рядом: Малазийский боинг, ТУ-154: Донецк в 2006, Адлер в 2016, АК Сибирь в 2001.

Ядерная геология. Что Путин потерял в Сирии?

Сирийский театр являет нынче красочное представление с мириадами разномастных участников, от насквозь фсбшно-моссадовского ИГИЛ-а до регулярных воинских частей ведущих мировых экономик. В кулуарах бытует мнение, что активность сия обусловлена наличием под водами Средиземного моря, прямо напротив Сирии и Ливана, океана нефти, превосходящего все остальные мировые запасы. Как могло это мнение сформироваться?

Здесь ответом послужит такая технология, которую условно можно назвать «ядерная геология». Применение ядерных зарядов для сейсморазведки не секрет. Десятки их были официально применены для глубинного сейсмического зондирования земной коры и выявления залежей полезных ископаемых. Но интересный нюанс состоит в том, что содержание земной коры можно определять не только на линии взрыв-датчик, но и по всему фронту прохождения волны, которая в силу округлости земного шара огибает его полностью, и даже не один раз. Принцип восстановления объемной картины из нескольких одномерных сигналов сродни принципу используемому в томографии и в любой местной поликлинике можно недорого убедиться в наличии и развитости таких методик. Было бы странно, если бы они не использовались государственными властями для изучения стратегически важных ресурсов.

Они и использовались. Возня вокруг маршрута транспортировки газа с супергигантского газонефтяного месторождения Туркменистана, якобы открытого в 2006 году, началась «немного» заранее — Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье (а ныне еще и Крым) — все они находятся на прямой соединяющей источник газа и исторически сложившуюся в СССР точку отгрузки его в Европу. Думаю можно найти еще не один пример того, как возня вокруг месторождения началась до официального открытия.

Развитие вычислительных технологий позволяет чуть ли не на бытовом уровне реализовать любым желающим методы наблюдений. Вопрос только в источнике взрывного воздействия. Именно это побудило приостановить все ядерные испытания — негоже кому попало знать расположение ценных ресурсов.

Для полноты и четкости геологической картины было бы интересно получение сигнала и с «поверхности Мохоровичича» — нижней границы земной коры, скорость распространения сейсмической волны на которой скачкообразно увеличивается. Проекты СССР и США по бурению сверхглубоких скважин для ее достижения совпадали по времени с большим количеством ядерных испытаний, но, якобы, были безуспешны.

Похоже именно в этой «Кольской сверхглубокой» скважине Давид Миронович Губерман, ее директор, и разглядел Сирийский океан нефти. Возможно его коллега сделал аналогичное окрытие и для США в ходе реализации аналогичного проекта.

Тема сия настолько секретна, что почти не упоминается в открытых источниках. Но должен быть открытым вопрос о том, что же побудило Давида Мироновича разглядеть месторождение — наличие нефти, или же желание малого, но склонного к организации масштабных драматических представлений народца, экранизировать главу одной древней книжки.

Blockchain

Не хотите ли послушать про технологию Blockchain, а точнее про ее часть, именуемую Proof-of-work? PoW популярных криптовалют очень сильно напоминает подбор хэшей с целью расшифровки шифропослания. Что это за послание и почему его усиленно пытаются прочесть — вопрос дискутируемый и открытый.

Но, скорее всего, нет никакого конкретного послания. Просто эти мощности используются для расшифровки вообще всего на свете. Похоже, что квантовый компьютер может вычислить не все подряд как его живописуют. А лишь то, что потенциально вычислимо в некой его окрестности. Поэтому в этой окрестности ненавязчиво создаются огромные вычислительные мощности под эгидой криптовалют.

Радиус окрестности скорее всего определяется временем вычисления умноженным на скорость света. А, поскольку ближайший сертифицированный ДЦ галактического совета находится на расстоянии десятков световых лет, руководство местной концессии для ускорения итераций и удовлетворения сиюминутных потребностей и организовало эту суету.

P.S. Если у вас вдруг завалялось немного GTX 1060, 1070 или, на крайняк, 1050 Ti и вы после прочтения этой статьи больше не хотите обслуживать мутные интересы тайных элит, то я готов помочь вам избавиться от них по сходной цене.

Система и наблюдатель

Определим систему, как объект, существование которого не вызывает сомнений.

Наблюдатель системы — объект не являющийся частью наблюдаемой им системы, то есть определяющий свое существование в том числе и через независящие от системы факторы.

Наблюдатель с точки зрения системы является источником хаоса — как управляющих воздействий, так и последствий наблюдательных измерений, не имеющих причинно-следственной связи с системой.

Внутренний наблюдатель — потенциально достижимый для системы объект в отношении которого возможна инверсия каналов наблюдения и управляющего воздействия.

Внешний наблюдатель — даже потенциально недостижимый для системы объект, находящийся за горизонтом событий системы (пространственным и временным).

Гипотеза №1. Всевидящее око

Предположим, что наша вселенная является системой и у нее есть внешний наблюдатель. Тогда наблюдательные измерения могут происходить например с помощью «гравитационного излучения» пронизывающего вселенную со всех сторон извне. Сечение захвата «гравитационного излучения» пропорционально массе объекта, и проекция «тени» от этого захвата на другой объект воспринимается как сила притяжения. Она будет пропорциональна произведению масс объектов и обратно пропорциональна расстоянию между ними, определяющим плотность «тени».

Захват «гравитационного излучения» объектом увеличивает его хаотичность и воспринимается нами как течение времени. Объект непрозрачный для «гравитационного излучения», сечение захвата которого больше геометрического размера, внутри вселенной выглядит как черная дыра.

Гипотеза №2. Внутренний наблюдатель

Возможно, что наша вселенная наблюдает за собой сама. Например с помощью пар квантово запутанных частиц разнесенных в пространстве в качестве эталонов. Тогда пространство между ними насыщено вероятностью существования породившего эти частицы процесса, достигающей максимальной плотности на пересечении траекторий этих частиц. Существование этих частиц также означает отсутствие на траекториях объектов достаточно великого сечения захвата, способного поглотить эти частицы. Остальные предположения остаются такими же как и для первой гипотезы, кроме:

Течение времени

Стороннее наблюдение объекта, приближающегося к горизонту событий черной дыры, если определяющим фактором времени во вселенной является «внешний наблюдатель», будет замедляться ровно в два раза — тень от черной дыры перекроет ровно половину возможных траекторий «гравитационного излучения». Если же определяющим фактором является «внутренний наблюдатель», то тень перекроет всю траекторию взаимодействия и течение времени у падающего в черную дыру объекта полностью остановится для взгляда со стороны.

Также не исключена возможность комбинации этих гипотез в той или иной пропорции.

Большой разрыв черной дыры

Эти два числа получены эмпирически из разных наблюдений:

И гравитационный радиус черной дыры с массой наблюдаемой вселенной был бы равен 13.7 миллиардам световых лет.

Гравитационный радиус исчисляется по формуле: rg = 2 * G * m / c 2

G — гравитационная постоянная
c — скорость света в вакууме, тоже фундаментальная физическая постоянная
m — масса вещества в наблюдаемой вселенной, которая тоже постоянна

Но радиус наблюдаемой вселенной увеличивается. Получается, что нам очень повезло наблюдать вселенную в тот краткий миг, когда в нашей окрестности находится ровно столько вещества, сколько нужно для образования черной дыры размером ровно со всю эту окрестность.

Совпадение? Не думаю. Скорее можно предположить, что соотношение G / c 2 меняется со временем, увеличиваясь по мере увеличения радиуса наблюдаемой части вселенной.

Чем нам это грозит? Тем, что в будущем горизонт событий начнет появляться вокруг все более и более легких объектов. Вокруг галактик, звезд, планет, элементарных частиц. Постепенно все они будут исчезать для внешнего наблюдателя превращаясь во все более микроскопические и многочисленные черные дыры. Ситуация напоминает большой разрыв но возникает из других предпосылок и внутри черной дыры.

Спартивная пятиминутка

Существует распространённое мнение, что отец ребенка в древней Спарте должен был отнести новорождённого к старейшинам. Хилых, больных детей сбрасывали со скалы, а крепких оставляли.

Такой вот древний пример практической евгеники, имевшей некоторые результаты. Да, действительно, физические качества во многом определяются генетической наследственностью и поддаются искусственному отбору. Равно как и интеллектуальные.

Если есть обособленная этническая группа, то как она может достичь долговременного интеллектуального превосходства среди других этносов, разделяющих с нею ареал обитания?

Путь номер раз — длительная, многовековая, даже тысячелетняя, селекция этнического состава. Поколение за поколением отбирать для воспроизводства лучших «своих», уничтожая зарвавшихся «чужих». Это эволюционный путь. Нечто подобное наблюдалось на протяжении средних веков.

Путь номер два — революционный. Нужно единовременно уничтожить интеллектуальную элиту в окружающих этносах и второсортных представителей среди «своих». Человеческие потери при этом в разных этносах будут непропорциональны, ибо доля обладающих элитарным интеллектом в любом естественном этносе весьма мала.

Отбора на протяжении пары поколений вполне достаточно. Тогда последующие поколения конформно образуют квази-этнос, пытаясь найти друг в друге органичное дополнение для привычного общественного уклада. Такой путь гораздо изощренней и эффективней тотального геноцида. Осуществлять его должны, конечно же, представители стремящегося к созданию наследуемого превосходства этноса. Осуществлять тайно, располагая как властью, так и образовательной системой, позволяющей произвести классификацию перед помещением в мясорубку.

Нет ли в недавней истории примера такого процесса и не наблюдаем ли мы теперь его последствий?

Тайная информация

Я уже писал про эффекты вызываемые сакрализацией знаний , попробую остановиться подробнее на их практических проявлениях.

В нынешнем правовом поле тайны пока еще бывают двух видов — «личная тайна», хранимая человеком, которой он ни с кем не делится. И «разделяемая тайна» — некое тайное знание, доступное группе людей, «государственная тайна» как частный случай.

Личная тайна может рассматриваться как неотъемлимая часть личности и заслуживает всех привилегий неприкосновенности личности. Но в тот момент, когда она становится потенциально доступной другому человеку, она перестает быть личной тайной. Странно требовать соблюдения какой-либо аккуратности обращения с той информацией, которую человек сам предоставил и в той или иной форме сделал доступной. Но, тем не менее, это повсеместно происходит.

Огораживание доступности разделяемых тайн издревле рождает могущественные тайные общества, в какой-то мере правящие человечеством. Наделение публичной информации атрибутами авторства и ограниченного права на распространение создает огромные индустрии, буквально торгующие энтропией . В результате заурядные свойства человеческой природы, такие как воля к власти и алчность, в ходе эксплатации «разделяемых тайн» приводит к появлению могучих неявных сущностей.

Сейчас наблюдается тенденция, когда огромная мощь государственного аппарата насилия направляется с одной стороны на разрушение института личной тайны:

1. почти повсеместный запрет использования и создания сильных средств шифрования
2. введение ответственности за непредоставление доступа к данным составляющим личную тайну, записанным на частных носителях информации (например в Великобритании)
3. злободневная история с требованием взлома личных данных пользователя смартфона Apple
4. монополизация услуг связи и сбор информации операторами связи
5. деятельность человека все больше обрастает идентификаторами, средствами их отслеживания и хранения истории

С другой стороны происходит ограничение права личности на сбор и анализ информации:

Закон о персональных данных и о праве на забвение наделяет уполномоченные и информированные органы исключительным правом осуществлять различные действия с этими данными. Самого наличия такой возможности, безотносительно ее использования, даже намека на нее, зачастую достаточно для манипуляций. Люди прибегающие к законам и скрывающие уже ставшие доступними свои личные данные добровольно отдают себя во власть тех, кто эксплуатирует эти «цифровые недра». При этом законодательство закрепляет государственную монополию и раздает концесии на эксплуатацию таких средств.

Активно начинает закрепляться ограничения средств поиска и анализа формально общедоступной информации. Закон о праве на забвение выделяет поисковики как класс программ и ущемляет их доступ к произвольной информации. Тем самым ущемляется отнюдь не право поисковиков, как безликих машин, а скорее право пользователей поисковых систем на доступ к информации. Качественный анализ информации становится доступен только владельцам полных банков данных и средств индексации и это разделение законодательно закрепляется. Человеку навязывается возможность доступа к информации только с помощью «хороших программ», таких как браузеры, но при этом ограничивается возможность использования эффективных средств поиска и анализа, таких как поисковые системы.

Формируется кастовость в плане информированности, и скорее даже не формируется, а лишь законодательно закрепляется в публичном правовом поле, ибо те же самые принципы веками эксплуатировались, например, церковью.

Естественное право на «личную тайну» размывается и взамен формируется огромная «разделяемая тайна», использование которой доступно лишь избранным. Избранным, якобы, демократическим путем. Но уместна ли демократия в личных вопросах?

Торговля энтропией

Есть две широко распространенных научных теории физического устройства вселенной — общая теория относительности и квантовая механика. Обе они по отдельности непротиворечивы, и подтверждены научно. Но возможность их объединения не обозначилась ни разу за всю долгую их историю. Получается мы имеем дело с двумя разными мировоззрениями в области физики.

А если не только физики? Если представления человека помещают его в соответствующий им мир? Непротиворечивый, научно обоснованный, но обусловленный мировоззрением. Посмотрим как формируются миры в зависимости от признания или отрицания возможности квантования вероятности.

Если вероятность квантуется, то количество вариантов будущего конечно. И есть смысл желать наступления каких-либо из них в ушерб другим, вытесняемым в область невроятного. Однажды в будущем прогресс позволит создать технологию для влияния на прошлое и в этот момент начнется конкуриренция за наступление такого момента, повышение его вероятности (или ненаступление). В жизни человека с таким мировоззрением существуют непреодолимые сверхестественные силы, внешние по отношению к нему — «боги». Миры с квантующейся вероятностью детерменированы и безжизнены — жизнь в них наступает лишь как реакция на «божественные» вмешательства.

Если вероятность не квантуется, то вариантам будущего нет смысла конкурировать даже при наличии такой возможности — все возможно и так. Нет даже смысла создавать такую возможность или ее предотвращать. Миры с неквантующейся вероятностью не имеют основы для проявлений упорядоченной жизни, там царит хаос, нуждающийся во внешних источниках порядка для того, чтобы хоть на чем-то обозначаться.

Допустим у нас есть две группы людей — верующие в «богов» и живущие в порядке, но в глубине души жаждующие хаоса для того, чтобы почувствовать себя живыми. И неверующие ни во что, но нуждающиеся во внешних источниках порядка для продолжения жизнедеятельности. Эти две группы никогда не смогут понять друг-друга. Они могут говорить на одном языке, о одних и тех же вещах, но никогда не поймут точки зрения человека из другой группы.

Можно ли делать на этом бизнес? Нужно выращивать и воспитывать разных людей, радикально склонных к одному из мировоззрений. Людей работящих и людей творческих, не способных понять друг-друга. Нужно дозировать предоставляемый ими друг-другу хаос и порядок, изымая излишки, чтобы жаждующие не пресыщались. Нужно держать работников в стойле, а творцов в голоде. И нужно, чтобы они не перемешивались и не изолировались, иначе остановится бизнес.

P.S. Кстати, «торговля энтропией» это вторая всеобъясняющая теория, наряду с «мнимой природой власти». Обе они непротиворечивы, более-менее эмпиричны и не содержат ни малейшего намека на возможность объединения комфортно дополняют друг-друга.

Образование как бизнес

«Большой бизнес требует больших жертв, но идиотов, согласных погибнуть за чужой бизнес, всегда найти очень трудно. Для решения вопроса приходится задействовать самые высокие материи.» Б. А. Березовский

Спецура зачастую объясняет творимый ею беспредел образовательными целями. Не просто так уголовку завели и в тюрьму посадили, а чтобы чему-то научить. Отчасти это так. Для примера достаточно, чтобы далеко не ходить, взглянуть на карту Омска:

Вокруг омского УФСБ расположились и педунивер, и институт повышения квалификации учителей, и школа для «своих». «Своих» учат для продолжения службы, учителей готовят для выращивания послушных и трудолюбивых граждан.

Но это не единственная и не главная организация, ведущая образовательную деятельность. Головное управление ФРС США также занимается, в основном, образовательной деятельностью. Достаточно красноречиво об этом говорит список наиболее аффилированных организаций:

Заметно не то что преобладание вузов, в этом списке вообще одни вузы (кроме армии сша). Эмиссия ликвидности это не основная деятельность ФРС, это лишь технический момент. Основная деятельность — организация мировоззрения, способствующего изъятию денежной массы.

В колониальных концессиях эта задача отдана на откуп спецслужбам. Спецслужбы абсорбируют денежную массу, а населению дают образование.

Прокуратура

Прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет:

  • надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов;
  • надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций;
  • надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;
  • надзор за исполнением законов судебными приставами;
  • надзор за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и применяющих назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу;
  • уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации;
  • координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

Воздействие в какой-либо форме федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных объединений, средств массовой информации, их представителей, а также должностных лиц на прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемое им решение или воспрепятствование в какой-либо форме его деятельности влечет за собой установленную законом ответственность.

Систему прокуратуры Российской Федерации составляют Генеральная прокуратура Российской Федерации, прокуратуры субъектов Российской Федерации, а также прокуратуры городов и районов, другие территориальные, военные и иные специализированные прокуратуры.

В систему прокуратуры Российской Федерации входит Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации, состоящий из Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, следственных управлений Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по субъектам Российской Федерации а также следственных отделов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по районам, городам и приравненных к ним специализированных следственных отделов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Прокурор еремина

В годы предвоенных пятилеток СССР неутомимо готовился к войне, советская пропаганда все время эксплуатировала образ «вражеского окружения», но когда война началась в действительности — высшее руководство государства оказалось к ней абсолютно не готовым. Сталину было значительно проще воевать с выдуманными «врагами народа», чем с настоящим агрессором.

В этот день еще с глубокой ночи с немецких аэродромов поднимались в воздух бомбардировщики. Вдоль границы танки строились в колонны, саперы заранее подготовили проходы к советским позициям.

Офицеры, нервничая, вчитывались в тексты инструкций, солдаты проверяли оружие перед боем. Получив долгожданный приказ, армада немецких самолетов пересекла границу. Свой смертоносный груз они сбрасывали на города, дороги, станции, мосты, различные стратегические объекты. Пехота и танковые корпуса начали свое наступление.

Немцы переходят государственную границу СССР. 22 июня 1941 г.

Приблизительно за час до этого (по свидетельству наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова — не позднее 3 часов ночи 22 июня 1941 года) посол нацистской Германии Вернер фон дер Шулленбург передал ноту об объявлении его государством войны Советскому Союзу.

Уже в первые часы войны немцы нанесли бомбовые удары по 66 аэродромам. Самолеты пылали сотнями, не успев даже подняться в воздух и принять бой. Основной удар был нанесен по авиации Западного и Киевского особых военных округов. Уже в первый день войны СССР потерял свыше 1800 самолетов, а немцы — 35. Генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг поздно вечером 22 июня записал в своем дневнике: «Воздушный блицкриг полностью удался. Истребителей у них больше нет. Нашим бомбардировщикам ничто не угрожает. Они полные хозяева в небе и могут позволить себе преследовать даже одиночную автомашину или танк русских».

Разбитые советские истребители на аэродроме Минска. Начало июля 1941 г.

Мощные таранные танковые удары оправдывали себя — немцы быстро продвигались вперед. Господство в СССР концепции «быстрой войны на чужой территории» привело к тому, что значительное количество военных составов и баз были сконцентрированы в приграничной полосе. Уже в первые дни были уничтожены или захвачены врагом 10 артиллерийских складов (свыше 25 тыс. вагонов боеприпасов), 25 складов и баз, на которых хранилось горючее (свыше 50 тыс. тонн), 14 складов (40 тыс. тонн) продфуража и т.п.

Советская трофейная техника: пушки, минометы, станковые и ручные пулеметы. Лето 1941 г.

Следовательно, первые дни войны — это победы врага, немцы в эйфории, десятки тысяч советских солдат и офицеров попали в плен. Какими же были действия высшего руководства СССР накануне и в те первые часы 22 июня? Как лидеры государства и партии планировали отражать нападение врага, какие приказы отдавали армии?

Очевидно, подробнее всего события начала войны описал в мемуарах Георгий Жуков, который рассказывал, что вечером 21 июня он вместе с наркомом Семеном Тимошенко и генерал-лейтенантом Николаем Ватутиным, прихватив с собой проект директивы войскам, поехал в Кремль. По дороге договорились любой ценой добиться решения о приведении войск в боевую готовность. Иосиф Сталин их принял, но, ознакомившись с проектом директивы, подчеркнул, что ее «давать преждевременно, может быть, вопрос еще уладится мирным путем». Не теряя времени, Жуков с Ватутиным быстро составили проект новой директивы, которая удовлетворила Сталина. С этим документом Николай Ватутин немедленно выехал в Генеральный штаб, чтобы сразу же передать в округа (передачу в войска закончили в 00.30 22 июня).

В директиве, которую армия получила только за несколько часов до немецкой агрессии, подчеркивалось: «В течение 22–23 июня 1941 г. возможно неожиданное нападение немцев. Возможно, нападение начнется с провокационных действий. Задача наших войск — не поддаваться на какие-либо провокационные действия, которые могут вызвать большие осложнения. Вместе с тем войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов находиться в полной боевой готовности, встретить возможный неожиданный удар немцев или их союзников». Армии было разрешено занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе; рассредоточить и замаскировать авиацию; все части привести в боевую готовность, а также предпринять все шаги для затемнения городов и объектов. В последнем пункте отдельно подчеркивалось: «к каким-либо другим мерам до особого распоряжения не прибегать».

Собственно, текст директивы вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Например, строки: «Возможно, нападение начнется с провокационных действий». И сразу требование: «не поддаваться на какие-либо провокационные действия». А что именно военные на границе должны были считать «провокационными действиями»? Каким был критерий оценивания? Где должна была проходить черта между провокационными действиями и военными? Одна уничтоженная пограничная застава — это еще провокация или уже война? А десять пограничных застав — война? Уже можно отвечать огнем? Поражает такая неконкретность накануне самого масштабного военного конфликта в истории СССР. И это происходит не в институте благородных девиц, где можно себе позволить общаться двузначными намеками, а в армии, которая по определению во все времена славится четкостью команд и приказов, точностью их выполнения! Как же может быть по-другому, ведь ценой подобных головоломок, в которые играло командование ночью 22 июня, стала гибель многих тысяч бойцов

Немецкие солдаты рассматривают горящий советский танк Т-34-76 образца 1940 г. Июнь—август 1941 г.

Поражает также и итоговое распоряжение: «к каким-либо другим мерам до особого распоряжения не прибегать». То есть огонь не открывать, артиллеристам не уничтожать немецкие колонны, истребителям не вступать в бой с вражескими бомбардировщиками и т.п. Называя вещи своими именами, от офицеров и бойцов Красной армии директива требовала совершить самоубийство. Академик Мирослав Попович писал в фундаментальной книге «Червоне століття»: «Доба 21–22 червня залишається ганебною в історії сталінського режиму. Але все не зводиться „до моменту несподіваності“ і, врешті, до особистої нездатності Сталіна оцінити характер і розміри воєнної небезпеки. Подальші місяці війни показали більше ніж слабкості диктатора: вони продемонстрували загальний низький рівень командування Червоною Армією, через що перший період війни було програно».

Например, окружной узел связи Киевского особого военного округа, располагавшийся в Тернополе, ночью 22 июня получил шифрованную телеграмму с директивой № 1. Но еще раньше очередной генерал наркомата обороны лично позвонил командующему округа генерал-полковнику Михаилу Кирпоносу и открытым текстом известил, что в 4 утра войска вермахта перейдут границу. Вместе с тем дежурный сказал, что нарком обороны приказал привести войска округа в боевую готовность, выдать боеприпасы, но огонь по врагу не открывать и границу не пересекать. А уже через несколько минут до нападения штаб округа еще успел получить телеграмму с официальным приказом из Москвы: «22–23 июня возможно провокационное наступление немецких войск. Войскам округа на провокации не поддаваться, границу не переходить. Авиации границу не перелетать».

Бесспорно, приказ «не поддаваться на провокации» фантастически усложнял отражение агрессии! А именно это, в соответствии с полученными из Москвы указаниями, подчеркивал, например, командующий 5-й армии генерал-майор Михаил Потапов, который лично открытым текстом по телефону передал приказ командирам дивизий поднять войска по боевой тревоге, но ни в коем случае «не поддаваться на провокации». Практически это означало: боекомплект можно иметь в войсках, но на руки не выдавать и, самое главное, — «огонь не открывать»! Красноармейцев расстреливали практически безоружными. И такой приказ, максимально усиливший врага, бойцам отдали не немецкие шпионы или агенты, а собственное военное руководство. О таком подарке армия агрессора могла только мечтать. Большинство советских командиров по указанию Москвы отдала частям малопонятные, откровенно вредоносные приказы. Например, командир 45-й стрелковой дивизии генерал-майор Гавриил Шерстюк уже после начала активных боевых действий немцев получил из штаба корпуса распоряжение: «Провокация! Частям быть в гарнизонах в полной боевой готовности. Категорически запретить пограничному отряду вести огонь, ждать дополнительных указаний».

Генерал-полковник М.Кирпонос передал в войска распоряжение такого содержания: «Немецко-фашистская авиация сегодня в 3.00 нанесла бомбовые удары по Киеву, Одессе, Севастополю и другим городам. С 3 часов 30 минут артиллерия ведет сильный огонь по нашим пограничным заставам и укрепленным районам. Приказываю: 1. Немедленно поднять войска по тревоге, рассредоточить их и держать в полной боевой готовности; авиацию рассредоточить по полевым аэродромам; 2. Огневые точки УРов занять частям укрепрайонов; 3. Полевые войска к границе не подводить, на провокации не поддаваться». И снова магическое заклинание «провокация» связывает руки офицерам на линии огня.

Впрочем, в некоторых случаях не удалось поднять части даже и по боевой тревоге. Например, командир 1-й противотанковой артиллерийской бригады генерал Кирилл Москаленко, получив из штаба сообщение о начале войны, приказал своему заместителю немедленно поднять солдат по тревоге. Но после возвращения в бригаду (почти в полдень 22 июня, когда война продолжалась уже несколько кровавых часов) генерал с удивлением увидел, что все бойцы все еще оставались в своих казармах. Заместитель командира батальонный комиссар Н.Земцов с улыбкой спросил: «Что, маневры начались? А то слышу взрывы и стрельбу, но бригада же не принимает в них участия». Поэтому и тревогу никто не объявлял. Солдаты беззаботно занимались своими делами. Враг быстро продвигался в глубь страны.

Высшее военно-политическое руководство страны немало сделало для того, чтобы немецкая агрессия была воспринята только как «маневры» или «провокация». И даже когда армады немецких самолетов уже нанесли бомбовые удары по советским городам и первые бомбардировщики уже возвращались на базы по очередную дозаправку и порции смертоносного груза, генерал Дмитрий Рябышев, командир 8-го механизированного корпуса, все еще получал от начальника оперативного отдела армии указания: «Прошу без паники. Думаем, что это провокации. Не поддаваться на них! Огонь по немецким самолетам не открывать! Ждать дальнейших инструкций».

Показательно, что настоящий приказ чуть позже еще раз продублировал Д.Рябышеву теперь уже начальник штаба 26-й армии Иван Варенников, который снова подчеркнул: «Огонь по немецким самолетам не открывать!» Вот о чем болела голова у советских высших офицеров! Как следствие, части корпуса были подняты по боевой тревоге со значительным опозданием. Безусловно, в такой ситуации для большинства воинских частей не было ни единого шанса добраться до своих заранее подготовленных рубежей обороны, которые в массе своей на тот момент уже были заняты немецкой армией. Так советское руководство дало оккупантам фору, неоценимый запас времени, которое те, конечно же, и использовали. Словно преднамеренно Красную армию не только не подняли по тревоге до начала немецкой агрессии, но, наоборот, даже после начала войны большинство войск все еще находилось в казармах.

В результате бойцы, которые не погибли уже во время первых бомбардировок вражеской авиации, принимали свой первой бой довольно часто на марше, в открытом поле. Линии обороны, окопы, доты, дзоты оказались на тот момент уже в глубоком немецком тылу. В частности, немцы заняли подготовленные позиции обороны частей 87-й и 124-й стрелковых дивизий КОВО. Это и не удивительно, поскольку, например, бойцы 124-й дивизии оставили казармы и отправились в районы своей дислокации только в 6–7 часов утра. На марше в открытом поле были атакованы вражеской авиацией и понесли значительные потери. Еще до начала своего первого боя с немецкой армией в дивизии уже было немало убитых и раненых, погибло значительное количество офицеров. Но даже в таких условиях на солдат давил малопонятный приказ «не поддаваться на провокации».

Как вспоминал командир 135-й стрелковой дивизии 5-й армии КОВО генерал-майор Федор Смехотворов: «Когда утром 22 июня дивизия на марше попала под пулеметный обстрел с воздуха, из штаба армии поступило указание: „На провокацию не поддаваться, по самолетам не стрелять“. Распоряжение о приведении частей в боевую готовность и о выполнении плана мобилизации было отдано только утром 23 июня». Могли ли немцы мечтать о большем подарке?!

Следовательно, самым страшным было то, что высшее руководство СССР до последнего боялось назвать вещи своими именами. Откровенная и коварная немецкая агрессия, требовавшая соответствующих решительных контрдействий, была квалифицирована только как «провокация отдельных немецких офицеров», на которую советские войска не имели права реагировать. Цена вопроса? Тысячи погибших и пленных красноармейцев.

Концлагерь «Уманская яма» в карьере кирпичного завода. Немцы держали там более 50 тысяч советских военнопленных

Парадоксальная ситуация: самую лучшую оборону удалось организовать там, где командиры Красной армии или не выполнили приказ своего непосредственного руководства и сразу встретили немцев огнем, или там, где линии связи уже были повреждены немецкими диверсантами и командиры прифронтовых частей не получили из своих штабов сообщений. То есть действовали на свой страх и риск, но полностью в соответствии с ситуацией. Например, в полосе обороны 6-й армии КОВО немцы нанесли мощный удар пехотными дивизиями в районе между Рава-Русским и Струмиловским укрепрайонами, пытались прорваться на Львов.

Но немцев встретили шквальным огнем бойцы 41-й стрелковой дивизии, которые еще с ночи заняли свои боевые позиции. Отметим решительность начальника штаба дивизии полковника Н.Еремина, который, получив от пограничников сообщение, что немецкие войска пересекли границу, сразу, не ожидая указаний из высших штабов, поднял части по боевой тревоге. Соответственно, когда только в 5 часов 30 минут 22 июня из штаба армии поступил приказ привести дивизию в боевую готовность, он фактически уже был выполнен: дивизия к тому времени почти две часа держала оборону, отбивая атаки врага.

Командир 99-й стрелковой дивизии полковник Н.Дементьев, не получив указаний из штаба, в ответ на немецкий удар самовольно поднял свои части по боевой тревоге. Заметим, что на этом участке обороны сложилась опасная ситуация. Немцы начали наступление на Яворов, пытаясь обойти советские части с флангов, окружить и взять их в кольцо. Но «самодеятельность» полковника Н.Дементьева разрушила планы немцев. Отметим также мужество и решительность бойцов пограничного отряда, охранявших переправу через Сан в районе Перемышля. Не получив приказ не поддаваться на «провокации» (связи со штабами уже не было), пограничники действовали в полном соответствии с воинским уставом: прицельным огнем срывали все попытки немцев переправиться через реку. До 12 часов 22 июня только нескольким небольшим группам немцев удалось зацепиться на советском берегу. Умелые действия пограничников помогли частям 99-й стрелковой дивизии занять свои определенные оборонительные позиции.

Но и это еще не все! Уже на 23 июня бойцам дивизии удалось отбить у немцев Перемышль и восстановить государственную границу по всей полосе дивизии! Были уничтожены несколько вражеских танков, захвачены трофеи — пулеметы, пушки и десятки пленных. Вот что означает не терять драгоценное время, действовать четко, по-боевому! Как хорошо, что солдаты этой части не получили кремлевских указаний «не поддаваться на провокации»! А если бы их не получили все советские воинские части? А если бы не было откровенно вредительского заявления ТАСС от 14 июня? Каким было бы тогда начало войны? Однозначно успехи немцев были бы значительно скромнее.

Советские военнопленные (город Ярослав, 22 июня 1941 г.). За первые полгода войны их будет свыше 3,5 млн

Огромное количество деморализованных красноармейцев уже в первые часы войны погибло или попало в плен, не успев сделать даже выстрела по врагу. Подчеркнем: деморализованных противоречивыми и неадекватными приказами своего руководства. Ведь довольно часто и рядовые солдаты, и высшие офицеры просто не знали, что должны делать, увидев немцев! Приказ был однозначен: «Не поддаваться на провокации». Многим солдатам легче было выбрать плен, чем нарушить приказ Сталина.

И к тому же можно предположить, что бойцы Красной армии, сдававшиеся в плен 22 июня, могли себя успокаивать, что это не война, а так, только «провокация» на отдельном участке фронта. Все быстро выяснится, и они сразу, возможно даже удостоившись извинений, вернутся по домам. Наивно? Безусловно. Впрочем, разве виноваты в этом обреченные красноармейцы, преданные высокими должностными лицами? Например, пленный рядовой Кузьма Т. рассказывал: «Лейтенант сказал, что если немцы будут наступать — дать зеленую ракету. Он не знал, надо наступать или нет. Приказа не было». Следовательно, ответ на немецкую агрессию — зеленая ракета!

Трагической была судьба советских военнопленных. Лейтенант Василий Мищенко, бывший узник «Уманской ямы», рассказывал: «Раненым и контуженым я попал в плен. В числе первых оказался в Уманской яме. Сверху я хорошо видел эту яму еще пустой. Ни крова, ни пищи, ни воды. Солнце нещадно палит. В западном углу полуподвального карьера находилась лужа буро-зеленой, с мазутом, воды. Мы кинулись к ней, черпали эту жижу пилотками, ржавыми консервными банками, просто ладонями и жадно пили. Еще запомнились мне две лошади, привязанные к столбам. Через пять минут от этих лошадей ничего не осталось».

Как свидетельствовал подполковник А.Проскурин (в июне 1941 г. — заместитель командира истребительного полка), даже после получения информации о бомбардировке немцами военных объектов и мирных городов командир полка дал приказ сначала вылететь нескольким самолетам «на разведку», проверить полученную информацию. Терялись драгоценные часы, немецкие самолеты безнаказанно возвращались на базы, брали новые порции смертоносного груза и снова вылетали на бомбардировку. Советские истребители ждали.

Впрочем, даже и после того, как разведчики вернулись и подтвердили, что немцы действительно атакуют, а следовательно — началась война, командир отдал приказ подняться истребителям в воздух, но. четкого указания, что делать дальше, командир так и не дал! Один из пилотов попросил сформулировать четко, что делать при встрече с немецкими самолетами, — сбивать или не сбивать?

И командир ответил «по-военному»: «размышлять на месте надо». Фантастический ответ! Командир не отважился взять на себя командование, а переложил всю ответственность на рядовых бойцов. Несомненно, пилоты понимали: подобными «командами» их хотят сделать крайними. Ведь все помнили, что пограничников, которые в марте 1940 г. сбили немецкий самолет-разведчик, сурово наказали по личному указанию Иосифа Сталина. Как следствие — деморализованная, напуганная армия.

Сложилась парадоксальная ситуация: в годы предвоенных пятилеток СССР неутомимо готовился к войне, советская пропаганда все время эксплуатировала образ «вражеского окружения», но когда война началась в действительности — высшее руководство государства оказалось к ней абсолютно не готовым. Сталину было значительно проще воевать с выдуманными «врагами народа», чем с настоящим агрессором. Подписание пакта Молотова—Риббентропа и тайных протоколов к нему о переделе мира, искренняя дружба с Гитлером и повторение мантры «Германия на нас не нападет» подорвали обороноспособность страны.

Политическая близорукость, паническая неготовность взять на себя ответственность и наивная надежда на то, что ситуация как-то сама по себе разрешится, вместе с не менее простодушным убеждением, что мировую войну могут начать по собственному усмотрению какие-то недалекие немецкие генералы-провокаторы, послужили причиной появления нелогичных и откровенно вредных ограничений «не поддаваться на провокации». Подобные преступные приказы связывали руки военным, катастрофически увеличивали потери и прямо содействовали немецкому наступлению. Ценой «дружбы» двух диктаторов стала трагедия миллионов.

Константин Никитенко, опубликовано в издании «Зеркало недели. Украина»

Закрыть меню