Задачи квалификация преступлений

Квалификация преступлений

Для уяснения понятия квалификации преступлений необходимо обратиться к его, этимологическому толкованию. В средневековой латыни существовал термин qualificatio, который, в свою очередь, был образован от более древних латинских слов qualis — «какой, какого качества» и fасеrе — «делать». Таким образом, в самом общем виде квалификация — это характеристика предмета, явления, отнесение его к какой-либо категории, группе. Квалификация может характеризовать и уровень профессиональной подготовки человека.

В уголовном праве под квалификацией преступления понимают отнесение содеянного по качественным признакам к определенному виду преступления.

В науке уголовного права существует множество определений этого значимого для теории и практики понятия. Одни авторы определяют суть квалификации преступлений как установление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками конкретного состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой. Другие говорят о тождестве признаков совершенного деяния и признаков состава преступления, третьи — об их подобии (тождестве). Сторонники употребления понятия «тождество» обосновывают свою позицию тем, что именно такой термин использует логика для обозначения логического соответствия. Понятие же «соответствие» заимствовано из точных наук, по сути оно отражает взаимозависимость предметов и явлений, а не их совпадение, тождество.

Представляется, что отмеченные различия в дефинициях не являются принципиальными. Суть квалификации преступлений определяется сходным образом.

Существуют и иные разночтения в определении понятия «квалификация преступления». Одни авторы видят в квалификации установление соответствия между признаками (фактическими обстоятельствами) содеянного и конкретной статьей Особенной части уголовного закона. Другие подчеркивают соответствие признаков содеянного именно уголовно-правовой норме. Думается, вторая позиция ближе к истине. Норма уголовного права, описывающая признаки конкретного состава преступления, содержится в статьях не только Особенной, но и Общей части уголовного закона (например, вменяемость, возраст уголовной ответственности, содержание форм и видов вины, ст. 20, 21, 25—27 УК).

Итак, мы рекомендуем студентам руководствоваться классическим определением квалификации преступлений, данным академиком РАН В.Н. Кудрявцевым. Квалификация преступлений — это установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой.

Нельзя квалифицировать содеянное как преступление вообще или, например, преступление против собственности. Необходимо указать конкретные нормы Особенной (а если необходимо, и Общей) части уголовного закона и конкретный вид преступления. Например, на вокзале лицо пытается незаметно для владельца разрезать ножом дорожную сумку и изъять кошелек с деньгами. Это замечает посторонний и кричит владельцу сумки, что у него «украли кошелек». Воспользовавшись суматохой окружающих, не понимающих, у кого именно и что украли, субъект хватает стоящую на земле сумку и пытается скрыться. Его задерживают. Для квалификации содеянного необходимо констатировать не «хищение» вообще, а конкретную его форму — кража (ст. 158 УК) либо грабеж (ст. 161 УК), при этом следует указать конкретную часть и пункт статьи Особенной части. Следует обсудить вопрос, одно или два преступления было совершено, а также вопрос о том, было ли совершено оконченное преступление, приготовление или покушение (ст. 29, 30 УК). Лишь при решении всех перечисленных вопросов можно говорить о том, что преступление квалифицировано.

Мы не случайно подчеркнули, что под квалификацией преступления понимается «установление и юридическое закрепление соответствия. «. Дело в том, что в теории уголовного права термин «квалификация преступления» употребляется в двух смыслах: 1) для определения деятельности либо определенного логического процесса; 2) для определения результата такой деятельности, итоговой оценки общественно опасного деяния в уголовно-процессуальном документе (постановлении следователя, обвинительном заключении, приговоре, определении суда и т.д.). Оба значения термина «квалификация преступления» находятся в тесной взаимосвязи. Именно поэтому в дефиниции подчеркнуто единство двух аспектов — процесса и результата деятельности.

Определяя субъект квалификации преступлений, необходимо подчеркнуть, что ее осуществляют лица, специально уполномоченные на то государством. В частности, к ним относятся лица, производящие дознание и предварительное следствие (вне зависимости от ведомственной принадлежности), прокуроры, участвующие в уголовном процессе, судьи всех уровней (рассматривающие уголовные дела по первой инстанции, а равно в кассационной и надзорной инстанциях). Результат квалификации преступлений перечисленными субъектами закрепляется в составляемых ими уголовно-процессуальных актах и порождает определенные правовые последствия: является предпосылкой возбуждения уголовного дела, предъявления обвинения, вынесения обвинительного приговора, определения суда кассационной и надзорной инстанции и т.д. Таким образом, квалификация преступлений осуществляется должностными лицами на всех стадиях уголовного процесса. Именно такая квалификация преступлений является официальной.

Существует также неофициальная (или доктринальная) квалификация преступлений. Последняя представляет собой оценку содеянного лицами, не уполномоченными государством на ведение конкретного уголовного дела. Например, оценка казусов научными работниками в научной и учебной литературе, адвокатами, студентами и др. К доктринальной квалификации (имеющей, однако, элементы официальности) следует отнести и рекомендации по квалификации преступлений, даваемые Пленумом Верховного Суда РФ (ранее РСФСР, СССР) в руководящих разъяснениях по определенной категории дел. В случаях, если Верховный Суд РФ в лице его органов выносит решение по конкретному уголовному делу (например, рассматривая его в порядке надзора), такая квалификация преступлений носит официальный характер.

Процесс квалификации преступлений

Процесс квалификации преступлений можно условно разделить на ряд этапов. В качестве исходной возьмем ситуацию, когда известны все фактические обстоятельства дела, но неизвестно, как оценить содеянное. Такая ситуация типична для судьи или следователя на завершающем этапе предварительного следствия. К такому же «классическому» типу квалификации относится и оценка казусов по четко определенной фабуле дела студентами. Отметим, что в начале предварительного расследования ситуация во многом иная. Как правило, неизвестна большая часть фактических обстоятельств дела, т.е. неясно не только как, но и что оценивать. Следователь вынужден после предварительной оценки содеянного на основе имеющихся данных уточнять обстоятельства содеянного, добывая доказательства в ходе следственных действий. В процессе предварительного расследования квалификация нередко меняется, конкретизируются как обстоятельства содеянного, так и их уголовно-правовая оценка.

Итак, «классический» процесс квалификации преступлений включает следующие этапы:

1. Упорядочение фактических данных, выделение из них юридически значимых. Например, кражу совершил подросток 16 лет, нигде не учащийся и не работающий, из неблагополучной семьи (родители — алкоголики), с трудом понимающий вопросы следователя. Такие фактические данные могут иметь значение как для квалификации (в данном случае — для решения вопроса о вменяемости и достижении возраста уголовной ответственности), так и для дальнейшей индивидуализации ответственности и наказания.

Выделение из юридически значимых обстоятельств тех, которые имеют значение для квалификации содеянного. Остальные обстоятельства конкретного преступления делятся на две группы. Одна из них состоит из тех обстоятельств, которые имеют значение для уголовного судопроизводства либо для процесса доказывания (конкретное место и время совершения деяния, внешность преступника и др.), другая содержит обстоятельства, учитываемые при индивидуализации ответственности (данные об инвалидности, о семейном положении лица, об условиях воспитания несовершеннолетнего, о допреступном поведении обвиняемого и др.). Эти обстоятельства подлежат установлению в уголовном процессе, однако не влияют на квалификацию преступления.

Те обстоятельства конкретного дела, которые могут быть сопоставлены с признаками состава преступления, упорядочиваются, группируются по четырем элементам состава преступления: обстоятельства, характеризующие объект и объективную сторону преступления, субъект и субъективную сторону преступления.

2. Выявление всех возможных составов преступлений, по которым эвентуально можно квалифицировать имеющийся фактический материал.

На этом этапе происходит ограничение круга уголовно-правовых норм до относительно узкого. Например, в случае причинения смерти с умыслом это могут быть нормы об умышленном убийстве, в том числе с квалифицирующими признаками; нормы, регламентирующие посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа; на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование; на жизнь государственного или общественного деятеля (террористический акт) и т.д.

На этом же этапе квалификации устанавливается подлинность нормы (норм), ее официальный текст. Особо следует обратить внимание на пределы действия нормы во времени и в пространстве. Это особенно важно в условиях вступления в силу УК РФ 1996 г. с 1 января 1997 г. Не следует также забывать, что для восстановления полного текста нормы следует обратиться к статьям как Особенной, так и Общей части уголовного закона.

3. Выявление группы смежных составов, которая может включать два и более составов преступлений. На специфике смежных составов, имеющих сходные признаки состава, и методике их разграничения мы остановимся ниже.

4. Выбор из группы смежных составов преступлений одного, признаки которого полностью соответствуют содеянному. На этом этапе происходит сопоставление фактических обстоятельств совершенного деяния с признаками состава преступления, описанными в выбранной норме. По общему правилу, сначала сопоставляются обстоятельства и признаки, характеризующие объект и объективную сторону преступления, а затем — обстоятельства и признаки, характеризующие субъекта и субъективную сторону преступления.

Процесс квалификации завершается либо признанием содеянного непреступным (при нетождественности обстоятельств и признаков) либо признанием его преступным (при наличии тождества). В этом случае результат квалификации отражается в правоприменительном акте: если в содеянном лицом содержатся все признаки состава преступления, то это лицо совершило преступление и может быть привлечено к уголовной ответственности. В уголовно-процессуальном документе важно указать не только статью, но и часть и пункт статьи (если они имеются) Особенной части уголовного закона, а в случаях, когда применяются положения Общей части, то и статью Общей части.

Необходимо помнить, что, несмотря на заманчивость «мгновенной» квалификации, юристу (в особенности в начале профессионального пути) рекомендуется последовательно проходить отмеченные этапы квалификации. Логическая схема квалификации позволит максимально снизить риск ошибки.

Говоря о значении квалификации преступлений, следует прежде всего отметить, что она является правовой оценкой содеянного, необходимым условием реализации уголовной ответственности (и наказания). Согласно Конституции РФ никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе, как по приговору суда и в соответствии с законом. Как было отмечено выше, правильная квалификация содеянного — важная часть применения уголовного права, условие его реализации, действенности. А следовательно, правильная квалификация содеянного имеет значение и для осуществления уголовной политики в стране. В первую очередь речь идет об уголовной политике в области правоприменения, но также и в области законотворчества. Типичные ошибки в квалификации преступлений дают возможность выявить упущения законодателя при формулировании тех или иных составов преступления.

От правильной квалификации содеянного зависят и процессуальные особенности движения уголовного дела. В частности, подследственность и подсудность, возможность применения мер процессуального принуждения (например, выбор меры пресечения, наложение ареста на имущество).

Квалификация преступлений отражается и в статистике преступности в стране, что имеет немаловажное значение при определении приоритетов уголовной политики.

В теории уголовного права выделяют философскую, юридическую, логическую и психологическую основы квалификации преступлений.

Философской (или методологической) основой квалификации является соотношение единичного (содеянного) и общего (уголовно-правовой нормы).

Юридической основой квалификации является состав преступления. Как было отмечено ранее, основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо знать, к ответственности за какое именно преступление оно привлекается. Для этого необходимо указать конкретную норму уголовного закона, т.е. квалифицировать содеянное. Исходя из этого, в теории уголовного права состав преступления справедливо признается правовой (юридической) основой квалификации преступлений.

Не следует забывать, что от вида состава преступления, его конструкции зависят во многом и особенности квалификации соответствующего ему преступления. Квалификация происходит на уровне конкретного состава преступления.

Значительной особенностью обладает квалификация преступлений с привилегированными и квалифицированными составами. На ней мы остановимся в отдельном параграфе данной главы, а также при рассмотрении вопросов разграничения преступлений и конкуренции уголовно-правовых норм.

Деление составов преступлений по особенностям конструкции объективной стороны преступления на материальные, формальные и усеченные имеет, безусловно, большое значение для квалификации преступлений, в частности, для определения момента окончания преступления: преступления с материальным составом окончены лишь с наступлением последствий, а преступления с формальным составом — с момента совершения самого деяния.

Для квалификации преступления имеет большое значение и то, как описаны в законе признаки состава преступления (простые и описательные признаки; признаки, обозначенные позитивными и негативными понятиями; постоянные и переменные, в частности бланкетные и оценочные признаки).

Особое значение для квалификации преступлений имеют разграничительные признаки состава преступления. Они незаменимы для разграничения смежных составов преступлений, которое будет подробно рассмотрено в § 3 данной главы.

Для правильной квалификации преступления необходимо точно уяснить содержание состава преступления — юридической основы квалификации. При этом не следует забывать, что в диспозиций статьи Особенной части содержатся не все признаки состава преступления (как правило, это признаки объективной стороны, иногда специального субъекта и субъективной стороны: форма вины, мотивы, цели). Кроме того, в статьях Общей части описаны признаки субъекта: возраст, вменяемость, содержание формы и вида вины. При квалификации предварительной преступной деятельности и соучастия в преступлении необходимы ссылки на ст. 30 и 33 УК РФ, т.е. на Общую часть уголовного закона.

При уяснении содержания состава преступления следует обратить внимание на конструкцию состава, восстановить все элементы и признаки состава преступления. При этом должен быть раскрыт точный смысл положений и Общей, и Особенной части уголовного закона с использованием различных видов толкования (логического, грамматического, систематического, исторического). Необходимо обратить внимание на отграничение рассматриваемого состава преступления от смежных составов. В случае неясности или сомнений следует прибегнуть к официальному толкованию закона (в примечаниях к статьям УК РФ), а равно к его судебному толкованию как в решениях по конкретным делам, так и в постановлениях Пленума Верховного Суда по конкретным категориям дел.

Логическая основа квалификации представляет собой ряд законов и правил формальной логики, которым необходимо следовать в процессе квалификации. Чаще всего при квалификации используется дедуктивное умозаключение (от общего знания к частному). Большой посылкой выступает норма уголовного закона, а малой посылкой — признаки содеянного. В процессе умозаключения делается вывод о соответствии большой и малой посылок. При квалификации используются и иные формы умозаключений, например разделительно-категорический силлогизм (в процессе разграничения преступлений).

Психологическая особенность квалификации преступлений обусловлена тем, что квалификация — мыслительный процесс, связанный с решением субъектом определенной задачи. На качество решения такой задачи влияет ряд факторов, в том числе интеллектуального и эмоционального характера. В первую очередь это уровень профессиональной подготовки субъекта квалификации, опыт работы, склонность к решению типовых задач или к поиску нестандартного решения, наличие времени и желания для анализа ситуации, работы с комментариями и другой подобной литературой. Безусловно, влияет на субъекта квалификации и значимость дела (внимание прессы к процессу о крупном мошенничестве, о получении взяток должностным лицом, занимающим высокий пост).

К сожалению, нередко оказывает влияние на принятие решения и давление извне (например, «телефонное право»).

Квалификация преступлений: теория и практика

Теория квалификации преступлений представляет собой систему взглядов не только о понятии и принципах, но и о правилах и алгоритмах уголовно-правовой оценки. Правило, т. е. положение, в котором выражена определенная закономерность, постоянное соотношение каких-либо явлений, либо постановление, предписание, принципы устанавливают тот или иной порядок в исполнении чего-либо. Основные тезисы правил квалификации заключаются в точном применении уголовно-правовой нормы к конкретному случаю на определенной стадии судопроизводства: во-первых, исходя из установленных и закрепленных в квалификационном решении фактических обстоятельств; во-вторых, сопровождаемого фактической и юридической аргументацией выбора уголовно-правовой нормы; в-третьих, завершившимся закреплением применяемой уголовно-правовой нормы в квалификационном решении в виде формулы, формулировки.

Общие правила квалификации содержат предписания об оценке деяния по признакам объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны преступления, теоретически обосновываются с учетом общих представлений о составе преступления как юридическом основании квалификационного решения [4, с. 289]. Специальные правила квалификации формулируют требования о применении норм уголовного права о множественности преступлений, стадиях и соучастии в преступлении, изменении квалификации преступлений в уголовном судопроизводстве, а также о квалификации отдельных видов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК. Одной из задач современной теории является согласование правил квалификации, приведение их в систему взаимодействующих положений.

В некоторой степени эта система определяется структурой квалификационных выводов о наличии либо отсутствии в деянии состава преступления, аналогична структуре состава преступления, содержанию его элементов и признаков, характеризующих объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону преступления. Общее положение, определяющее правила квалификации, заключается в том, что необходимость уголовно-правовой защиты разного рода общественных отношений от опасных посягательств является главным причинным основанием криминализации (уголовно-правового запрета) деяний, что определяет доминирующее положение объекта по отношению к другим элементам и признакам преступления. Квалификация по объекту предполагает учет структуры объекта как общественных отношений, их систематизации и взаимосвязи по вертикали (общий, родовой, видовой, непосредственный) и горизонтали (основной, дополнительный, факультативный), включая предмет и потерпевшего.

Отсюда вытекает следующее. Системность (по вертикали и горизонтали), совокупность, взаимосвязь и соподчиненность объектов уголовно-правовой охраны, как они установлены законодателем, определяют квалификационный процесс, в частности, выбор уголовно-правовой нормы, изменение квалификации в границах этой системы.

Основной непосредственный объект уголовно-правовой охраны является главной целью преступления, он же определяет квалификацию по основному составу и стадии преступления. Характер общественной опасности вреда служит главным критерием разграничения преступлений по объекту, в том числе по основному составу и квалифицированным видам. Признание в конкретном составе преступления определенных правоотношений в качестве основного непосредственного объекта образует единое основание для квалификации деяния по объекту, но исключает повторную квалификацию тех же последствий для того же объекта.

Наличие в составе дополнительного и факультативного объектов не изменяет квалификацию деяния как оконченного преступления, но не исключает дополнительную квалификацию деяния по статье УК, где они представлены в качестве основного объекта преступления, причинение вреда которому признано более тяжким преступлением.

В отличие от правил квалификации алгоритмы не содержат частных и промежуточных выводов, лежащих в основе общего решения, но указывают пути, оптимальную последовательность, хронологию действий, что с наименьшими затратами приближает исследователя к решению главной задачи, т. е. к квалификационному решению. Теория алгоритмов квалификации позволяет усовершенствовать сам процесс принятия квалификационного решения, автоматизировать его, обезопасить от неверных выводов.

Алгоритмы слагаются в системы и подсистемы. К общим относятся алгоритмы: оценки фактических обстоятельств по объективным и субъективным признакам, поиска уголовно-правовой нормы, подлежащей применению.

Специальные алгоритмы определяют схемы движения при оценке квалифицирующих признаков, множественности преступлений и разрешения конкуренции уголовно-правовых норм, квалификации деяний при фактической ошибке, неоконченной преступной деятельности, соучастии в преступлении, а также при изменении квалификации преступлений по различным причинам (при изменении уголовного закона, при изменении фактических обстоятельств, при исправлении квалификационной ошибки).

Алгоритмы, как и правила квалификации, многочисленны и изменчивы. Выбор алгоритма как часть квалификационной деятельности определяется и корректируется фактическими обстоятельствами дела. Если в ходе расследования установлена причастность к деянию нескольких лиц, применяются алгоритмы соучастия.

Алгоритм при квалификации соучастия предполагает оценку деяния исполнителя (непосредственного причинителя вреда), так как в силу акцессорной обусловленности действия организатора, подстрекателя и пособника квалифицируются по той стадии преступления, что удалась исполнителю, либо в которой он поучаствовал (ч.

5 ст. 34 УК). Если игнорировать это, квалифицировать действия организатора преступления, например, убийства, без учета того, что исполнителю удалось лишь покушение на убийство (потерпевший выжил), даже когда дело в отношении исполнителя выделено в отдельное производство (за розыском), деяние организатора может быть ошибочно квалифицировано только по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ, т.

е. без ссылки на ч. 3 ст. 30 УК РФ, что неоправданно ухудшит его положение [3]. При оценке преступлений с квалифицирующими признаками сначала следует разрешить вопрос о принадлежности отягчающего обстоятельства к одному из элементов и признаков состава преступления.

Этот прием позволяет выбрать применяемые правила квалификации, соответственно, по объекту, объективной стороне, субъекту, субъективной стороне преступления. Ошибка на этой стадии приведет к квалификационной ошибке в итоге. Признак соучастия в квалифицированных составах характеризует способ деяния, поэтому ответственность за совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой несут те, кто таким способом воспользовался.

Можно считать это еще одним аргументом в пользу признания лица виновным в совершении группового преступления, когда соисполнители не способны нести уголовную ответственность в силу возраста или невменяемости. В зависимости от совокупности фактических и юридических оснований по правилам квалификации оконченного преступления (ч.

1 ст. 29 УК) оно признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом. Наличие дополнительного объекта, если он действительно существует, повышает общественную опасность деяния в целом, что дает основание для повышения ответственности за это деяние.

Фактическое отсутствие указанных обстоятельств не меняет оценку деяния по основному составу как оконченного преступления. Квалификация деяния как «покушения на квалифицирующий признак» при том, что налицо все признаки оконченного преступления, противоречит правилам разрешения конкуренции уголовно-правовых норм, так как полного поглощения деяния применяемой нормой не происходит. Наоборот, наступившие последствия выходят из-под уголовно-правовой оценки.

Не подходит в данном случае и правило поглощения норм при квалификации неоконченной преступной деятельности, которая, как отмечалось выше, производится по признакам основного состава. Кроме того, наблюдается нарушение логического закона тождества в квалификационной деятельности, поскольку не соблюдается требование единства критериев принятия решения, искусственно в противоречие вводятся объекты основной и дополнительный [1, с. 89]. Вина как признак субъективной стороны не является самостоятельным криминализационным основанием и, соответственно, самостоятельным фактическим основанием квалификации преступления, хотя и определяет пределы фактических обстоятельств, подлежащих уголовно-правовой оценке.

Содержание и реализация принципа вины не дают оснований для нарушения иных принципов (законности, справедливости, объективности) и правил квалификации фактически оконченного единичного преступления.

Злоупотребление принципом вины, неоправданное расширение его влияния на квалификацию, когда при любой неполной реализации умысла деяние квалифицировалось бы по направленности умысла, могут привести к нарушению принципов справедливости и объективности. Таким образом, сохраняет свою силу основное правило квалификации по признакам основного объекта, объективной стороны оконченного преступления.

Стадия преступления определяется стадией реализации умысла по объекту и общественно опасным последствиям основного состава, предусмотренного диспозицией статьи Особенной части УК.

Аналогичным образом следует квалифицировать деяния при неточной реализации умысла относительно обстоятельств, характеризующих способ преступления, а также мотива и цели. Данные обстоятельства, если они предусмотрены в качестве отягчающих обстоятельств, не адекватны по значимости признакам основного состава преступления, а лишь дополняют его.

В случае направленности умысла на причинение вреда основному объекту, но в большей степени, деяние квалифицируется по направленности умысла, т.е. сохраняется единство критерия и правила квалификации по основному непосредственному объекту [2, с.

109]. Предлагаемые подходы к квалификации преступлений с анализом криминализационных оснований, соотношения принципов и правил в системе позволяют разрешить и некоторые другие дискуссионные вопросы в оценке уголовно-правовых деяний.

Основы квалификации преступлений

МОСКОВСКИЙ ФИНАНСОВО-ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МФЮА

Согласовано на 2014/2015 уч.год

Проректор по УМР

Дисциплина: Основы квалификации преступлений

Направление: 030900.62 «Юриспруденция»

Форма обучения: все

Вопросы для подготовки к зачету (экзамену)

Понятие и предмет Особенной части уголовного права.

Уголовное право как отрасль состоит из Общей и Особенной частей, органически связанных между собой и составляющих единое целое. Общая часть уголовного права устанавливает задачи уголовного закона, основания и принципы уголовной ответственности, а Особенная часть имеет своим непосредственным назначением определение круга деяний, признаваемых преступными. Особенная часть уголовного права представляет собой совокупность уголовно-правовых норм, устанавливающих круг и юридические признаки опасных для личности, общества или государства деяний, являющихся преступлениями, а также конкретные наказания, применяемые за их совершение. Наука Особенной части уголовного права имеет своим предметом уголовное законодательство об ответственности за отдельные виды преступлений и практику применения уголовного закона.

Основу Особенной части уголовного права составляют нормы-запреты — они определяют признаки конкретных видов преступлений и устанавливают наказание (санкцию) за их совершение. Помимо норм-запретов в Особенной части содержатся также:

а) нормы-определения, раскрывающие содержание того или иного понятия (например, должностного лица, крупных размеров, преступлений против военной службы и т. д. — см. примечания к ст. 158, 285, 331);

б) поощрительные (стимулирующие) нормы. Так, в соответствии с примечанием к ст. 223 лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боевые припасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, освобождается от уголовной ответственности.

Таким образом, предмет уголовно-правового регулирования в Особенной части не сводится только к нормам-запретам, к установлению круга преступных и уголовно наказуемых деяний, ему присущи и охранительная, и регулятивная функции.

Задачи и значение Особенной части уголовного права.

Задачи уголовной политики определяются в первую очередь социально-политической сущностью государства. Так, в государствах тоталитарного типа, к которым относился и Советский Союз, интересы государства получали приоритетную уголовно-правовую охрану по сравнению с интересами личности и ее правами. В демократических государствах личность и ее интересы рассматриваются как высшая социальная ценность (см. ст. 2 Конституции Российской Федерации).

Уголовное законодательство тоталитарных государств отличает репрессивность, заключающаяся в максимальном и необоснованном расширении уголовной ответственности и установлении строгих мер наказания даже за малозначительные правонарушения.

Законодательство демократических государств широко использует принцип гуманизма, что находит выражение, в частности, в отмене смертной казни, в расширении возможности применения мер наказания, не связанных с лишением свободы, в запрещении применения к преступникам пыток и действий, унижающих человеческое достоинство.

Задачи уголовной политики определяются также состоянием преступности в государстве (уровень, структура, динамика).

Уголовная политика определяется и социально-экономическим положением в стране. Так, решение ряда уголовно-правовых вопросов может основываться на экономической целесообразности.

Уголовная политика государства не может не считаться с общественным мнением, хотя и не должна слепо на него ориентироваться.

Отражение уголовной политики в Особенной части уголовного законодательства осуществляется в двух направлениях законодательной деятельности: криминализации и декриминализации

Криминализация — это установление уголовной ответственности за деяния, ранее не признававшиеся преступлениями, а декриминализация — это отмена уголовной ответственности за деяния, считавшиеся преступлениями.

Криминализация может порождаться двумя причинами: 1) появлением общественно опасных деяний, ранее не встречавшихся, и 2) изменением оценки деяний, которые ранее относились к числу административных проступков или гражданско-правовых деликтов, и т. п.

Так, в УК РФ криминализация выражена в главах: 23-й («Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях»), 28-й («Преступления в сфере компьютерной информации»), 34-й («Преступления против мира и безопасности человечества»), а также в ст. 120 («Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации»), ст. 137 («Нарушение неприкосновенности частной жизни»), ст. 140 («Отказ в предоставлении гражданину информации»), ст. 300 («Незаконное освобождение от уголовной ответственности») и др.

Декриминализация свидетельствует об изменении государственно-правовой оценки определенных деяний в связи с утратой ими общественной опасности в современных условиях или реализацией принципа экономии уголовной репрессии и перевода ряда негативных деяний из разряда преступлений в категории административных проступков или гражданско-правовых нарушений.

Система Особенной части УК РФ: понятие и принципы расположения разделов, глав и статей.

Особенной части – это совокупность норм, расположенных в определённом порядке, устанавливающий исчерпывающий круг деяния, признанных преступлением и конкретные наказания. Она характеризуется определённой системой, т.е. классификацией норм в зависимости от особенностей родовых и видовых объектов преступлений и их расположением в соответствующих разделах и главах, статьях УК. Нормы Особенной части сгруппированы в зависимости от социальной ценности объекта посягательств: человек, общество, государство.

6 разделов Особенной части УК расставлены по степени важности объекта. 19 глав УК расположены исходя из степени важности родового объекта. Некоторым особняком в этом плане стоит последняя глава УК, не случайно в период разработки УК 1996 г. звучали предложения поместить ее, напротив, на первом месте в Особенной части, поскольку обеспечение мира и безопасности человечества является необходимой предпосылкой и условием реализации всех интересов отдельного государства: личных, общественных, государственных. Законодатель, однако, предпочел иное построение норм: вначале касающиеся внутригосударственных проблем, а затем уже внешних отношений государства. Внутри глав законодатель скомпоновал нормы в неформальные группы и расположил в определенной последовательности группы, исходя из степени важности видового (группового) объекта, и отдельные нормы о преступлениях, исходя из характера и степени общественной опасности преступлений. Преступления внутри групп, как правило, располагаются по принципу «от более опасного — к менее опасному виду». Таким образом, система Особенной части действующего УК предстает в следующем виде. Три блока, характеризующие нарушения общественных отношений в триаде: личность—общество—государство (соответственно разд. VII—XII). 6 разделов, выделяемых по межродовому объекту: — разд. VII «Преступления против личности»; — разд. VIII «Преступления в сфере экономики»; — разд. IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка»; — разд. X «Преступления против государственной власти»; — разд. XI «Преступления против военной службы»; — разд. XII «Преступления против мира и безопасности человечества».

Понятие и этапы квалификации преступлений.

Квалификация преступления — это, можно сказать, юридический диагноз совершенного общественно опасного деяния. Правильная квалификация преступления содержит юридическую оценку совершенного деяния, данную государством преступлениям этого вида, обеспечивает возможность назначения справедливого наказания за совершенное преступление. Правильная квалификация преступления является необходимым условием соблюдения принципа законности при определении уголовной ответственности за конкретные преступления, а также обеспечивает соблюдение прав человека.

Ошибки в квалификации влекут или необоснованное осуждение лица за более тяжкое преступление, чем оно фактически совершило, или смягчение ответственности субъекта, совершившего опасное преступление.

Таким образом, квалификация преступления имеет чрезвычайно важное значение в деятельности уголовной юстиции.

Официальная квалификация преступления осуществляется специально уполномоченными работниками государственных органов. Это следователи, прокуроры, судьи. Решения этих лиц о квалификации преступления имеют официальное значение и получают отражение в соответствующих юридических документах (постановлении о возбуждении уголовного дела (ст. 108 УПК), постановлении о привлечении в качестве обвиняемого (ст. 144 УПК), обвинительном заключении (ст. 205 УПК), приговоре (ст. 303 УПК).

Неофициальная квалификация преступления может осуществляться адвокатами и другими лицами в их жалобах, заявлениях и публичных выступлениях, а также в научных работах и учебных изданиях.

Квалификация преступлений осуществляется в несколько этапов. К ним относятся:

Установление фактических обстоятельств дела

Установление конкретной нормы уголовного закона, которая предусматривает ответственность за данное преступление

Установление конкретного состава преступления

Закрепление результатов квалификации преступления в процессуальном акте

Квалификация проводится на разных этапах уголовного судопроизводства, и ее промежуточные результаты закрепляются в соответствующих процессуальных документах и актах (постановление о возбуждении уголовного дела, обвинительный акт, обвинительное заключение и т.п.).

авильное применение уголовного закона, т. е. неправильная квалификация, является основанием к отмене или изменению приговора в кассационной или надзорной судебной инстанции (ст. 342, 346, 379 УПК).

Правильная квалификация преступления требует от соответствующих должностных лиц хорошего знания уголовного законодательства, тщательного установления фактических обстоятельств совершенного деяния, умения толковать уголовный закон*.

Основы, виды и значение квалификации преступлений.

Процесс квалификации м.б. разделён по процессуальным основаниям, по стадиям уг. производства. В этом случае процесс квалификации представляется настолько сложным, насколько важна протяжённость во времени. При квалификации преступлений в соотв. с существующей практикой в уг.-процессуальных, суд.-процессуальных документах принято ссылаться не только на статьи Особенной части, но и на статьи 30-33 УК.

Существует теоретическая конструкция квалификации согласно которой уг.-правовая оценка содеянного состоит из 2-х компонентов:

1. Ограничение преступного от непреступного. 2. Собственно квалификация преступления.

I. По субъекту квалификации: 1. Официальная (легальная) (ГД, Пленум ВС РФ); 2. Доктриальная (учёные, журналисты, судьи, адвокаты)

II. 1. Позитивная квалификация (соответствие нормам); 2. Негативная (не подпадает под признаки состава преступления)

III. 1. Правильная (признаки совпадают); 2. Неправильная (совпадает, но не полностью); 3. Избыточная

Лишь правильная квалификация является основанием для отриц. оценки государством деяния в качестве преступления. Она является важной предпосылкой индивидуализации уг. ответ-сти и назначения справедливого наказания. Значение квалификации: 1) Позволяет ограничивать преступные деяния от непреступных, 2) Служит для назначения справедливого наказания и определения условий его отбывания; 3) Является основанием признания рецидива, 4) Влияет на решение вопросов связанных с освобождением от уг. ответ-ти, 5) обеспечивает соблюдение законности при осуществлении правосудия; 6) выражает социально-политическую и юр. оценку совершенного деяния; 7) обуславливает процессуальный порядок расследования преступлений, установленный уголовно-процес. законодательством, 8) позволяет правильно охарактеризовать состояние, структуру и динамику преступности и выработать эффективные меры борьбы с ней.

Криминализация и декриминализация общественно опасных деяний.

Отражение уголовной политики в Особенной части уголовного законодательства осуществляется в 2 направлениях законодательной деятельности: криминализации и декриминализации. Криминализация — это установление уголовной ответственности за деяния, ранее не признававшиеся преступлениями, а декриминализация — это отмена уголовной ответственности за деяния, считавшиеся преступлениями. Криминализация может порождаться двумя причинами: 1) появлением общественно опасных деяний, ранее не встречавшихся, и 2) изменением оценки деяний, которые ранее относились к числу административных проступков или гражданско-правовых деликтов, и т. п. Так, в УК РФ криминализация выражена в главах: 23-й («Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях»), 28-й («Преступления в сфере компьютерной информации»), 34-й («Преступления против мира и безопасности человечества»), а также в ст. 120 («Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации»), ст. 137 («Нарушение неприкосновенности частной жизни»), ст. 140 («Отказ в предоставлении гражданину информации»), ст. 300 («Незаконное освобождение от уголовной ответственности») и др. Декриминализация свидетельствует об изменении государственно-правовой оценки определенных деяний в связи с утратой ими общественной опасности в современных условиях или реализацией принципа экономии уголовной репрессии и перевода ряда негативных деяний из разряда преступлений в категории административных проступков или гражданско-правовых нарушений. Декриминализация в УК РФ коснулась таких деяний, как вредительство, совершение незаконных валютных операций, спекуляция, занятие запрещенными видами индивидуальной трудовой деятельности, хулиганство, не связанное с применением насилия или повреждением чужого имущества, умышленная потрава посевов, самовольная добыча янтаря и др.

Основы квалификации простого убийства.

Убийство – противоправное умышленное причинение смерти другому человеку.

В ч. 1 ст. 105 устанавливается уголовная ответственность за так называемое «простое» (то есть совершенное при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, а равно при отсутствии исключительных обстоятельств, характерных для тех видов убийств, которые квалифицируются по ст. 106–108 УК) умышленное убийство. Объект преступления является человеческая жизнь.

Объективная сторона убийства характеризуется двумя главными критериями: — деянием в форме действия или бездействия; причинной связью между деянием и наступившим последствием – смертью потерпевшего. Другие элементы объективной стороны преступления – время, место, способ, орудия – при расследовании дел об убийствах изучаются для верной квалификации действий обвиняемого. Убийство относится к материальным составам преступлений, то есть считается оконченным с момента наступления общественно опасных последствий – смерти потерпевшего. Ответственность за неоконченное убийство – преступление, пресеченное на стадии приготовления или покушения, – наступает со ссылкой на соответствующую часть ст. 30 УК.

С субъективной стороны убийство характеризуется умышленной виной. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

Субъектом данного преступления (простого убийства) является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

По ч. 1 ст. 105 УК могут быть квалифицированы убийства на почве личных неприязненных отношений, из ревности, мести, трусости (мнимая оборона), убийство в ходе драки или ссоры, убийство по просьбе самого потерпевшего (например, при наличии у него неизлечимой болезни).

Мотивы и цели преступления при расследовании убийств, квалифицируемых по ч. 1 ст. 105, позволяют отграничить их от преступлений, предусмотренных ч. 2 этой статьи. Например, если при расследовании будет установлено, что обвиняемый совершил убийство с целью завладения имуществом потерпевшего, то его действия будут квалифицированы по п. «з» ч. 2 ст. 105.

Основы квалификации убийства при отягчающих обстоятельствах, относящихся к объекту и объективной стороне преступления.

В ч. 2 ст. 105 устанавливается уг. ответ-сть за убийства при отягчающих обстоятельствах. К таковым законодатель отнес 12 видов квалифицированных убийств.

Объект преступлений является человеческая жизнь. Объективная сторона убийства характеризуется двумя главными критериями: — деянием в форме действия или бездействия; причинной связью между деянием и наступившим последствием – смертью потерпевшего. Другие элементы объективной стороны преступления – время, место, способ, орудия – при расследовании дел об убийствах изучаются для верной квалификации действий обвиняемого.

«д» ч. 2 ст. 105 — убийство, совершенное с особой жестокостью. Для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что в умысел виновного входили особо жестокие действия.

«е» ч. 2 ст. 105 — убийство общеопасным способом. Для признания способа убийства общеопасным необходимо установить орудия и средства, с помощью которых оно было совершено. Опасность для жизни других людей д.б. реальной, но факт причинения им вреда не имеет значения для квалификации действий виновного по этому пункту. Если в результате примененного виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, то содеянное надлежит квалифицировать, помимо п. «е» ч. 2 ст. 105, по п. «а» ч. 2 ст. 105.

Основы квалификации убийства при отягчающих обстоятельствах, относящихся к субъективной стороне преступления.

Субъект — лицо 14 лет (по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 105 УК) или 16-летнего возраста (ст. 106–108 УК).

«а» ч. 2 ст. 105 — убийство 2 или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены одновременно или с небольшим разрывом во времени. Единство умысла является тем признаком, на основании которого отдельные преступные действия могут быть сгруппированы в один состав. Об умысле на совершение убийства 2 и более лиц может свидетельствовать общий мотив. Характерной особенностью субъективной стороны убийства 2 и более лиц является разнообразие умысла: все убийства м.б. совершены с прямым умыслом (например, после совершения разбойного нападения происходит убийство потерпевших, чтобы скрыть преступление) или же первое убийство совершается с прямым умыслом, а последующие – с косвенным (например, желая убить человека, закладывают взрывное устройство в его автомобиль, и в результате взрыва погибает не только жертва, но и случайные прохожие).

«б» ч. 2 ст. 105 — убийство лица или его близких, совершённое с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность. Под воспрепятствованием правомерному осуществлению служебной деятельности или выполнению общественного долга понимаются умышленные действия (бездействие), направленные на прекращение трудовой или общественной деятельности потерпевшего. По п. «б» ч. 2 ст. 105 квалифицируются убийства лиц, не имеющих специального должностного статуса. Ответственность за посягательство на жизнь гос-го или общественного деятеля, лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа наступает по соответствующим статьям УК (277, 295, 317).

По п. «в» ч. 2 ст. 105 содержится ссылка на 2 квалифицирующих признака убийства. При этом один из них касается особенностей личности потерпевшего – заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а второй связан с совершением не только убийства, но и другого преступления – похищения человека. По п. «в» ч. 2 ст. 105 УК (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство.

«г» ч. 2 ст. 105 — убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. Особенностью состава этого преступления является то, что посягательство осуществляется на жизнь женщины и на развитие вынашиваемого ею плода. Квалификация по п. «г» ч. 2 ст. 105 возможна при условии заведомого знания виновного о беременности потерпевшей.

«е.1» ч. 2 ст. 105 — убийство, совершенное по мотиву кровной мести. Россия – многонациональная страна; при этом в ее северокавказских регионах (Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Чечня, Северная Осетия) распространены обычаи кровной мести. Кровная месть подразумевает стремление виновного отомстить некоему лицу и членам его семьи за ранее нанесенную ими обиду. Опасность кровной мести состоит в том, что в соответствии с этим обычаем обязанность мстить переходит из поколения в поколение, вне зависимости от времени возникновения обиды.

«ж» ч. 2 ст. 105 — убийство, совершенное в соучастии: группой лиц, группой лиц по предвар. сговору или орган. группой. Убийство признается совершенным группой лиц, когда 2 или более лица, действуя совместно, но без предварительной договоренности, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. При этом не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинял ему смертельные повреждения). Действия соучастников оцениваются как соисполнительство. Предвар. сговор на убийство должен состояться до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. Он подразумевает выраженную в любой форме договоренность 2 или более лиц о совершении убийства. Этот вид убийства предполагает как соисполнительство соучастников, так и распределение между ними ролей, наличие, наряду с соисполнителями преступления, организаторов, подстрекателей или пособников убийства. В этом случае действия соучастников следует квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105. По п. «ж» ч. 2 ст. 105, организованная группа – это группа из 2 и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Характерной чертой убийств, совершенных организованной группой, является планирование преступления, приискание его орудий, распределение ролей между соучастниками убийства.

«з» ч. 2 ст. 105 – убийство из корыстных побуждений, по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Корыстный мотив является общим для этих 3 видов убийств, но с небольшими изъятиями: при бандитизме у членов банды могут быть иные побуждения для убийства (например, совершение убийства одного из членов банды, решившего из нее выйти, для устрашения других участников). Для квалификации действий обвиняемого как совершения убийства из корыстных побуждений необходимо установить возникновение цели получения материальной выгоды до начала лишения потерпевшего жизни. В тех случаях, когда убийство совершается по другим мотивам (ревность, месть, личная неприязнь), а обнаружение и завладение имуществом происходит после убийства, содеянное должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 и ст. 158 УК. Убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения от третьего лица (оно может быть признано подстрекателем или организатором убийства в зависимости от содеянного). Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105. Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 в совокупности со статьями УК, предусм-щими ответ-сть за разбой (162), вымогательство (163) или бандитизм (209). Убийства, совершенные при разбое, вымогательстве или бандитизме, могут хар-ся косвенным умыслом, если побудительной причиной здесь выступала корыстная цель. Убийства, сопряженные с бандитизмом, но лишенные корыстной цели, совершаются с прямым умыслом.

«и» ч. 2 ст. 105 — убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода.

«к» ч. 2 ст. 105 — убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Убийство с целью скрыть другое преступление совершается в тех случаях, когда другое преступление уже совершено или подготавливается и потерпевшему об этом известно. При этом степень оконченности этого преступления не имеет значения для квалификации действий обвиняемого. Убийство с целью облегчить совершение др. преступления предполагает, что второе деяние еще только готовится и для реализации преступного умысла необходимо создание условий, в которых его совершение будет оптимальным. Отличительной чертой п. «к» ч. 2 ст. 105 в этой части является отсутствие иных мотивов для убийства (корыстные, хулиганские и пр.). Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать убийство в процессе совершения указанных преступлений или с целью их сокрытия, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное сопротивление при совершении этих преступлений. При этом действия обвиняемого квалифицируются по совокупности: по п. «к» ч. 2 ст. 105, а равно по соответствующим частям ст. 131 или 132 УК. Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, также может мотивироваться и желанием сокрыть содеянное, и в этом случае оно совершается с прямым умыслом. В некоторых других случаях умысел м.б. косвенным (например, в ходе изнасилования виновный душил потерпевшую, но безразлично относился к тому, может ли она от этого умереть).

Закрыть меню